Сибкрай.ru

Любовь Иванова

Евгений Гришковец и поиски нежной души

- Меня надо больше применять! – почти прокричал нам Евгений Гришковец, соглашаясь априори сотрудничать, когда речь идёт о такой важной для него теме, как дети с особенностями. Эта тема важна для всех. Мы все – дети с особенностями. Только в одних острее, в других сглажено они проявляются.  Кому-то мешают входить в наш бушующий мир, а кому-то помогают. Посмотрите, как семилетняя девочка Таисия Скоморохова из подмосковного Одинцова выступила на «слепых прослушиваниях» детского «Шоу-Голос» в Киеве, и вы увидите эти особенности со знаком плюс, которые примиряют, кажется, страны и народы, потому что девочка  такая, особенная артистка уже в свои семь лет.  Но бывают особенности, которые не могут примирить ребёнка с тем, что требует от него наше общество, едва ребёнок разлепит свои голубенькие глазки и прокричит невнятное «уа!». Как жить, как быть собой и с собой в нашем обществе разных возможностей и ограничений сил и средств?  Наталья Шеремет, тележурналист, автор документального фильма «Код доступа» взялась за непростое дело. Она вводит нас, зрителей, в тему, которую не хотелось бы замечать. Сколько раз мы, будучи детьми, сталкивались с острой педагогикой, колющей требованиями быть таким, каким у нас не получается?  Бедные дети-левши, дети с дизлексией, дети с особенностями развития, не успевающими за общей толпой ребят, бегущих по жизни вскачь, когда они едва переставляют ножки. ..  Наталья подошла к теме без применения рычага жалости. Нам важно не жалеть таких детей, а понимать, что есть насущная необходимость с ними сотрудничать и «включать» всеми доступными способами их присутствие. Вот это «включение», в отличие от «исключения», изъятия из нашей рядовой повседневности особенных, назвали словом «инклюзия».  Мне слово кажется несколько чужим, хотя оно рифмуется с «иллюзией» и по-своему звучит загадочно. «Вкл» - инклюзия - касанием бы пальчика убирать непонимание, неуверенность, страх, затуманенность сознания - что там ещё препятствует ребёнку побежать вместе со всеми другими и быть как все? – как найти эту волшебную кнопочку, чтобы отозвалась «нежная душа» - об этом фильм. Фильм, который был вызван к жизни острой необходимостью.  Мы собрались вчетвером в кулуарах театра «Красный факел» перед началом спектакля «Предисловие к роману» майским вечером 29 го. Впереди у Евгения Валерьевича, так величают Гришковца ныне, три часа спектакля, где он будет говорить с полным залом о жизни. Он не будет откровенно развлекать или, как говорят, «грузить» публику. Способ Гришковца – договориться с людьми, найти в нас, его зрителях и читателях - тему для романа. Я имею ввиду роман уже как историю отношений. В каждом из нас есть то, что есть в Жене, так мы его называем между собой, да? Вот! Его инклюзия «включает» нас непостижимой простотой подачи себя в развёртывании картины его видения мира и себя в нём. Детально, подробно, чтобы мы успели за ним, чтобы ритмы нашего сознания сошлись с ритмами чувства и возникла та неповторимая атмосфера интимности и откровенности на уровне выше пояса, ближе к голове и сердцу.  Нашим предисловием к роману стала встреча четырёх бывших детей, выросших с пониманием, что такое трудности. Наталья их испытывала, изучая материал для фильма и вплетая в сценарий свои особенности. Режиссёр Юрий Алейников, испытывал свои трудности сопротивления материала, который притворяется, что не сопротивляется. Фильм о сложностях нашего мира. Но фильм, дающий радость. Как это сделать? Режиссёр старается наполнить кадр надеждой. Выявить любовь. Там, где, кажется, её не найти, он вдруг подаёт знак – смотрите – вот она! Сотрудничество с Евгением Гришковцом у него давнее. Он снимал его спектакли в Кемерово, когда писатель и драматург ещё не был известен стране и миру, как теперь. Они дружили. Как творцы. Понимая задачи, каждый на своём полюсе действия.  Моя роль в фильме Юрия и Натальи была не обычна. Фильму нужна была песня. Чтобы раскрыть образ поиска кода доступа средствами, не побоюсь этого слова, искусства . Тут я бы смайлик поставила, чтобы слово пригасить, стесняюсь его. Требовался образ, мы с Александром Ивановым , исполнившим и сочинившим музыку, его поискали и как говорят наши «старшие товарищи», вроде бы нашли.  О чем мы четверо говорили во внутреннем холле, где отдыхают актёры? Мы на удивление, в основном, говорили глазами, а не словами. Перед спектаклем с трёхчасовым монологом не разговоришься. Да и всё, что важного надо было сказать, сказали в фильме. Евгений был в нём «заочником», связывался с нами по скайпу. Необходимо было увидеться. Он пил свой черный кофе, такой по-своему усталый и измотанный дорогой по городам и весям. Готовый опять и опять стать нашей инклюзией и искать нежную душу в каждом, кто встретится с ним в зрительном зале.  И – отключите, пожалуйста, свои айфоны во время спектакля. Они выключают вас из состояния «нежная душа». Нарушают инклюзию.  Фильм был снят на базе инклюзивной новосибирской школы «Аврора». Дети и педагоги доверили нам своё сокровенное и, надеюсь, не прогадали.