Сибкрай.ru

Любовь Иванова

Души и ду́хи

Рассуждение на тему названия патриотического проекта. Снежные или нежные? С чьей-то лёгкой руки был выполнен вброс. Легко сел в сознание. Показался приемлемым, годным, удачным. Почему бы в историю о лыжных войсках не ввести чертовщинку? Речь ведь идёт о мёртвых. О мёртвых, которые не были, как полагается, преданы с почестями земле. Мёртвые просто «в землю полегли когда-то». О них мало известно, как полегли. Они ведь «пропали без вести». За ними не велось тотального наблюдения, как за нами. Они были предоставлены воле провидения. Не было мобилок и симок. Это была другая ситуация, другая страна, другой мир. Они были другими. Далёкими от нас как небо и земля. А мы хотим сделать их смерть темой нашего повествования. Это может быть приключение, где воин-лыжник бежит по сугробам, стреляет в кого-то, в белую мглу времени, хитро петляет, но в один из моментов  вдруг  не успевает проскочить никому неизвестную точку времени и пространства – и получает из неё кусочек  горячего металла, быструю каплю смерти – и всё, на белом маскхалате цветут багровые цветы, лыжник замирает и падает лицом на камеру. / Если это фильм, и мы его снимаем. /  Наступает ночь, над упавшим стоит луна, холодные звёзды и никого нет в целом мире, кто бы пролил над ним слезу. В русских былинах к павшему суженому приходит невеста. Кроме слёз у неё для богатыря своего есть мёртвая и живая вода. И она делает сказочный оживляющий обряд над порубленным в куски телом: брызнет мёртвой водой – тело соберётся, брызнет живой – встанет жених и молвит: «Долго же я спал...» Наш неизвестный воин-лыжник не дождался невесты. У него и не было её. Он ничего не успел в жизни. Кроме как два-три месяца по осенним слабоснежным просторам Сибири походить на лыжах, притворяясь, что уже на войне, тренируя тело и душу, что враг таится и готов убить из-за каждого куста. Родные сибирские кусты мало годны на иллюзии смерти. Но делать нечего, учись, тренируйся, готовься встретить  - кого, не известно. Кого им показывали в качестве врага до роковой даты 22 июня 1941 года?  Да никого. Пустоту. a7304.jpg" align="center"/> О которой гремели  марши тонизирующие боевитость и  воинский дух. Артист Крючков  в роли танкиста-тракториста  с гармонью. «...И летели наземь самураи под напором  стали и огня». Всех врагов добивали смелые танкисты, артиллеристы, пограничники и летчики. Один только Крючков за два предвоенных года  снялся в 15 кинофильмах, готовя нашего лыжника-воина к предстоящей войне. Нам и не снилось то настроение, которое было на советских экранах. «Если завтра война, всколыхнется страна от Кронштадта до Владивостока» Сдавали нормы ГТО. Готов к труду и обороне. В нормах не только бег на время, метание гранаты,  и 10 минут в противогазе.  Там и оказание медпомощи и знания кое-какие проверяли и отмечали значком трёх степеней. «Знак ГТО на груди у него», - писал поэт Михалков о парне из того времени. Когда набирали воинов в ОЛБр – отдельные лыжные бригады для зимних сражений, какие требовались качества советских парней? Свирепость и жестокая хитрость? Их на это проверяли или на другое? Фашистские войска уже окунулись в кровь и смерть, а наши сибиряки были вроде улыбающегося Крючкова, не в теме. Первые полтора года войны страна Советов не была готова проявлять тотальную жестокость к врагу, кем бы он ни был. Страна СТРОИЛА, а не РАЗРУШАЛА. Очень разные векторы сознания: уничтожать или создавать. Воин-лыжник после учебки, не очень сытый и не очень туго экипированный, молодой настолько, что... не мог попросить еды, стеснялся, когда могли бы сердобольные его  накормить.  Вот такой необработанный жизнью и смертью попал он в зимнюю передрягу войны 1942-43 гг.  Попал и не выбрался. Лёг на снегу и замер навек. А мы на него смотрим и хотим увидеть. Парень, нам надо, чтобы ты нас возбудил, показал героизм или инферналку на худой конец. Давай, ты будешь не простым безвестным воином, а воином с именем. Лыжник? Нет, этого мало. Ты будешь Призрак и тебя будут «бояться немцы».  Должны бояться, потому что ты внезапен и несёшь смерть и ужас.  У тебя будут клыки торчать из пасти и шерсть на ушах.  Ты будешь «Снежный призрак». Очень красиво! То, что нужно. Понеслось: «Белые дьяволы», «Снежные призраки», «Снежные черти» и т.д. Страх и ужас  как доблесть, понятная нам сегодняшним, сытым тыловым  душам.  Объевшимся всякими страшилками, требующими усиленной подачи. А что думает воин-лыжник? Он готов встать из тела Призраком неупокоенной души и включиться в предлагаемые кино-обстоятельства? Чтобы, как выражаются, «до мурашек». Уходили добровольцы на войну, зная, что другого выхода нет. Бери оружие и бей врага, как можешь, как умеешь. Они учились и научились. Они остановили чуму. Не ради почестей и фильмов, выставляющих их чудовищами-призраками. Ради чего-то другого.   Имени этого мы не знаем и придумать не можем.  Не называть же фильм  патриотически-героически, этого наш либеральный век не потерпит.     Скриншоты из фильмов "Трактористы" и "В тылу врага" , фотохроника лыжной войны.