Сибкрай.ru

Виктор Трофимов

Об интуиции

Поводом написать стала показанная на канале Культура встреча Андрея Максимова с режиссером спектакля РАМТ «Проблема» по пьесе Тома Стоппарда Алексеем Бородиным, писателем Варламовым и нейробиологом Анохиным. Крайне насыщенный идеями разговор. В продолжение они намереваются в скором времени поговорить об интуиции с Константином Анохиным.  Надеюсь, увидеть и услышать. А пока сам поразмышляю.     У человека с повреждением сознания или, как говорят, душевнобольного человека сразу видны спутанное мышление, нелогичные фразы и некоторые действия. Потом обнаруживается, что спектр эмоций деформирован. Но при всем этом человек как-то управляется со многими бытовыми сторонами жизни, справляется с простыми поручениями, может как-то взаимодействовать с другими людьми, но трудиться систематически и продуктивно не может вследствие ошибок, невозможности изменить свои идеалистические модели на реальные, детренированности и быстрой утомляемости. Спрашивается, каким образом ему при всей спутанности мышления, ужасе обрывочной логики удается жизнедействовать? Ответ краткий: благодаря интуиции. Но что такое интуиция? Для отыскания более-менее точных смыслов человеку всегда приходится опираться на какую-то математику. Самая простейшая – это геометрические образы.  Не зря их так часто использовал И.Бродский в своих поэтических текстах. Кажется, он это делал наиболее систематически в отличие от других поэтов, тоже чувствовавших силу точности таких образов. Поэтому для поиска определения интуиции воспользуемся тоже некими геометрическими образами. Интуиции обычно противопоставляют рациональное мышление-рассуждение. Представим, что последнее – это вертикаль-иерархия смыслов понятий и их связей. Тогда интуицией окажется некая горизонталь. Только вот что она означает? Важно заметить, что для обладания повышенной интуицией совсем не требуется никакого математического образования и даже какого-либо систематического образования вообще. Как не вспомнить цыганских гадалок: дар интуиции. Современное образование в основном сосредоточено на рациональном мышлении.  В лучших университетах, конечно, воспитают также, например, математическую интуицию. Но нужна просто интуиция, а понятия о ней нет. Возможно мы сейчас что-то проясним.  Итак, интуиция – это свойство разума , обитающее в горизонтали развертывающегося опыта индивидуума. Благодаря горизонтальным связям интуиция протягивает взгляд в будущее из прошлого опыта часто неосмысленного сырого, но индивидуального.  Рациональная надстройка сознания формируется традиционным образованием, то есть в большей степени внешним влиянием, чем интуиция, которая  истекает главным образом из личного опыта пусть и опыта решения математических задач. Благодаря опять же горизонтальным связям интуиция использует огромную «базу данных» предыдущего опыта. Данных, связанных нелинейно, иногда парадоксально. Так, опираясь, на прошлый опыт, протягивая его в будущее существует не только обычный человек, но и человек с поврежденным сознанием. Рациональное мышление опирается, главным образом, на зафиксированный ранее результат, а интуиция исключительно на процесс. Если математически выразиться, то рациональное мышление строит процесс анализа, опираясь на зафиксированные постоянные результатов, а интуиция «имеет в виду» параметры, зависящие от времени, а также их производные разных порядков . Какой анализ тоньше – нет нужды объяснять. Однако интуитивному способу анализа тоже следует систематически учиться. Как, например, относительный слух можно бесконечно совершенствовать, а вот абсолютный слух дается генетически . Чтобы дальше продвинуться в понимании интуиции, по всей видимости нужно привлечь квантовую теорию с её, в частности, эффектами нелокальности и контрфактуальности. Роджер Пенроуз – один из тех, кто считает, что без квантовой теории не понять, что такое разум, сознание, мышление. Однако, хотя это очень точная и глубокая теория, не будем в неё углубляться – требуется большая подготовка. Обратим внимание на поэзию как особый способ понимания реальности, в большой степени основанный на интуиции. Опасность поэзии для самого поэта заключена в реальной возможности подсмотреть протянутые в будущее «волновые функции» своего бытия и ненароком совершить, как выражаются в квантовой физике, их коллапс, или редукцию, выказывающую точный образ реальности. Поэт Николай Рубцов увидел в точности своё будущее: «Я умру в крещёнские морозы, я умру, когда трещат берёзы…». Важно заметить, что он не запрограммировал такое своё будущее, а счислил его из горизонтальных связей своего опыта и не нашел сил сопротивляться эволюции этих линий связей. Отсюда можно заключить, что время как-то уж очень точно связано с интуицией. Заметим также, что многие довольно точно определяют время без часов. Но точно предвидеть личное событие – это совершенно другое. Лишний раз можно убедиться, что время – это все-таки дискретная цепь событий в отражении сознанием. Важный аспект понимания – его невычислимость. В математике этот факт зафиксирован теоремой Гёделя: нельзя прийти к пониманию, опираясь только на вычислимые алгоритмы . Сознание – это не алгоритм. Оно существует одновременно и в прошлом, и в настоящем, и в ближайшем будущем, по крайней мере, на отрезке срока жизни человека. Наверное, эта возможность, эта привилегия, данная только человеку, и есть его бессмертие в пределах отпущенной жизни. Интуиция – симптом этого «бессмертного» существования сознания.