Сибкрай.ru

Виктор Трофимов

Царю прикладной математики 90 лет!

Сергею Константиновичу Годунову 90 лет. Живет, работает и собирает - имя его собирает -  огромную международную конференцию в нашем Академгородке. В обычной жизни до чрезвычайности скромен. Но не в математике. То, что звучит в названии пленарного доклада профессора T. Ruggeri “Godunov symmetric systems and rational extended thermodynamics”, можно было бы назвать очень коротко – формализм Годунова. Это новое воплощение механики со времени создания формализма Гамильтона . А началось всё с критического в истории страны времени – создания проекта её ядерного щита в Саровской пустыни. Уравнения в частных производных, описывающие сложные физические процессы в сплошной среде, не решаются и вряд ли будут решены за редчайшими исключениями. Но есть численные модели этих уравнений, которые уже алгебраические . Правда появляется одна огромная проблема – проблема доверия к результатам, получающимся из этих модельных уравнений. И тут-то исключительно вовремя появляется и начинает работать «схема Годунова» обоснованного применения разностных схем, гарантирующие приемлемые и надёжные результаты расчетов. Ядерного щита. Мысль нельзя остановить. Из огромного шороха расчетов рождается тот самый формализм Годунова – новый формализм в механике, - обеспеченный  многомерными термодинамически согласованными законами сохранения. Намного опередивший время. Записываются переопределённые системы дифференциальных уравнений сплошной среды и из них выводятся, я бы здесь сказал, матрицы скрытой гармонии. Гармонии точности, которая и есть математика в строгом смысле. Мне посчастливилось пересечься по некоему взаимному научному интересу, и я сам попробовал проделать в качестве разминки ума инженера-физика по образованию эту уже давно рутинную для С.К. работу по извлечению матрицы гармонии, условно выражаясь. Это оказалось очень непросто, но страшно интересно. И наверно С.К. мог убедиться: даже такое образование позволяет довольно быстро включаться в детали нового подхода. Из первых уст я узнал тогда, что С.К. в активные физически годы был всегда, как он выражается, «бродяга». На свою ленинскую премию приобрел байдарку и ходил на ней, в частности, по Северной Двине, где мой отец примерно в это время буксировал плоты леса в Архангельск. Никаких общих фраз говорить не требуется - только хотя бы некоторые факты. А из них – из фактов -  следует только то, что и есть очевидное, но невероятное.