Сибкрай.ru

Право невыбора: как мэрия продвигает безумные идеи

Право невыбора: как мэрия продвигает безумные идеи

Решения мэрии о выборе объектов для реконструкции улицы Ленина и площади Ленина, Затулинского парка  привели к скандалу и вызвали вопросы у общественников и представителей депутатского корпуса. Ряд претензий есть у жителей города и к реализации проектов благоустройства Михайловской набережной, новогоднего убранства Новосибирска. Если резюмировать, то главный вопрос, который объединит всех, будет звучать так – почему подобного рода решения принимаются кулуарно, без привлечения и должного информирования горожан? Об этом Сибкрай.ru поговорил с архитектором Анной Наволоцкой, членом художественного совета при мэрии Новосибирска. 

– Вспомним о самом «свежем» случае. Страсти вокруг обсуждения реконструкции улицы Ленина разгораются. Как так могло получиться, что мэрией почти тайно было принято решение о реконструкции улицы? При том, что федеральный проект «Формирование комфортной городской среды» предполагает, наоборот, широкое вовлечение горожан в принятие этих решений?

– Вопрос возник вполне закономерно. Потому что информация дается очень скудная. Нельзя сказать, что ее нет совсем. Но она дается редко и лаконично. Например, 7 февраля будет обсуждение строительства 27-и этажного здания на Коммунистической. Это мы активно обсуждаем в Facebook, переговариваемся между собой. Но, как оказалось, самые заинтересованные, а именно, соседи, об этом собрании не знали. Мы информировали их сами. У нас информирование жителей о любых преобразованиях города построено с таким уклоном, чтобы меньшее количество людей было в курсе. 

Власть понимает, что ей так легче управлять. По сути, даже та общественность, которой разрешается участвовать в таких обсуждениях, выполняет только функцию статистов – своим присутствием оправдывает деятельность власти. Последнее собрание по реконструкции Ленина прошло так же. Да, люди были настроены решительно. Общественность высказывала свою точку зрения, а власть – прямо противоположную. Но все было построено так, что в конце собрания острота сгладилась. И не было ни голосования, ни резюмирования. Результатов обсуждения подведено не было, никакого приговора не вынесено. Даже условного – кто из присутствующих одобряет данный проект, кто нет? Просто был выпущен пар, а власть отчитается, что общественность в курсе, общественное обсуждение состоялось. Скандальнее это было в пространстве информационном, в интернете, где узкий круг людей и нет никаких рамок. 

– И почему же происходит это сокрытие информации?

– Я бы сказала, что это «недоинформирование». И автономность принятия решений вроде бы как свойственна нам исторически. Что такое самоуправление, которое будто бы введено у нас в городе? Это особая форма, объединение жителей одной местности, города. У нас такого нет. Мы вроде выбираем власть, но она дальше действует в отрыве от местного сообщества, от его желаний. И это, наверное, из-за истории нашей страны, которая долгое время была лишена этого самоуправления и имела чистое администрирование. Наша муниципальная власть продолжает действовать административными способами и даже не пытается учитывать чьи-то мнения. У той же самой «Стрелки» были обучающие семинары о том, как нужно учитывать мнение общества, жителей при работе с городским пространством. 

– Этот, можно сказать, термин «недоинформирование» касается принятия всех решений? 

– По всем параметрам. Да, даже возьмем выборы в общественный совет. Власть придерживается такой политики: а опубликуем-ка мы объявление так, чтобы его никто не нашел. И тогда пригласим тех, кто сможет сделать так, как нам надо. Они не хотят над собой трудиться и понимать, что уже другие реалии у нас, что есть люди активные, готовые принимать участие в жизни города и нести за него ответственность. Конечно, таких людей пока мало. Но это истинное самоуправление. А власть такие проявления ограничивает, боится новых тенденций, активности людей. И эти процессы естественны: с одной стороны – низкая активность населения, с другой – ограничение людей в информации любыми способами. И если низкую активность населения можно отчасти оправдать: у многих произошло психологическое выгорание – многие годы борьбы, отстаивание гражданской позиции перед властью оставалось безрезультатным. Со стороны власти – это манипулятивное ограничение информации. 

Это можем сказать и про обсуждение реконструкции улицы Ленина. Люди активно интересуются, но они элементарно не знают, почему именно КБ «Стрелка», почему произошел уход от конкурсных процедур. И это самое обидное для архитекторов, которые трудились над реконструкцией Ленина в 1970-е, 90-е годы, для современных мастерских, которые ранее подавали идеи, планы, но остались не у дел. Лично мне причина понятна, но остальные были элементарно непроинформирваны. И этих административных манипуляций в этом проекте я могу привести еще ряд. 

Анна Наволоцкая_2018.jpg

– КБ «Стрелка» работает в десятках городов. Везде, как у нас, решения принимались кулуарно, без широкого обсуждения? Это стиль работы «Ситрелки» или муниципальных властей?

– Мы после публичного обсуждения бурно переписывались по этому поводу в соцсетях. Подобного рода вопрос вставал на обсуждение и в Омске. Но там по-другому, там есть страница на сайте мэрии, где все объяснено: откуда взялись деньги, кто заказчик, каким образом и на какой основе выбирается исполнитель и так далее. Все досконально описано. И там это не вызывает такую бурю как у нас, потому что бурю вызывает недоинформированность, непонимание того, каким образом принимаются решения. А там это абсолютно прозрачная процедура, у нас же все в тайне. Мэрия пытается все сделать втихую, заручившись поддержкой определенной группы лиц, несколькими приближенными начальника департамента культуры, приближенными архитекторами, которые занимаются общественным пространством. 

Неизвестно, может быть те архитекторы, которые сейчас этим занимаются, и выиграли бы этот конкурс, но из-за закрытости процедуры в профессиональном сообществе возникает большое недовольство. А потом и агрессию – недосказанность, недоинформированность заставляет людей начать копаться в этих делах, исследовать более глубоко, искать нарушения. Мэрия сама создает себе проблемы, неприятие и отрицание. Если она хочет получить поддержку, то должна самостоятельно идти на контакт. 

– Вообще идеального проекта «пешеходизации» улицы Ленина не существует? 

– Лично я считаю, что Ленина – не пешеходная улица. Я сама много лет занималась анализом ее реализации. Заговорили про это еще в 1970-е годы, но тогда не было Димитровского моста. Улица была достаточно замкнутой, зеленой, там был свой архитектурный ансамбль. И тогда идея имела право на существование. Но теперь все изменилось. Ленина из улицы тихого центра превратилась в транспортную магистраль, элемент транспортной инфраструктуры центра. И опять тут вопрос: чтобы убрать движение с улицы, нужно простроить математическую транспортную модель, что собственно и сделал институт транспорта. 

Улица Ленина.png

Раньше это было так: делался заказ, например, московскому институту, который обладает инфраструктурой для таких расчетов. Потом ими выдавался отчет, показывающий оптимальные решения со всеми описаниями: пассажиропотока, пропускной способности, рекомендации. Все было заверено специалистами с подписями и печатями. Как оформлены расчеты транспортного института сейчас? Видели ли мы какое-то заключение? Результаты не поданы в необходимой форме. А в процессе проектирования архитекторы общались со специалистами из московского института вообще только по скайпу. Даже транспортники им высказали свое мнение – при закрытии улицы значительно ухудшается в геометрической прогрессии транспортная ситуация города. 

– В Новосибирске чисто технически может существовать такая улица, в каком-нибудь другом месте?

– Мы думали об этом. Не лучше ли поискать что-то параллельно улице Ленина для организации пешеходной улицы? Хотя и там много вопросов. Если мы посмотрим на пешеходную улицу любой другой страны, то увидим, что это должно вести откуда-то и куда-то. «Прогулочная» улица должна протянуться между двумя станциями метро или между транспортными узлами. Не бывает того, чтобы улица вела в никуда. А у нас так – где вход, там и выход, нужно возвращаться. И люди будут гулять туда-сюда только там, где интересно, где огромное количество витрин, кафе. Но у нас такая интересная среда не сложилась. 

Зачем искусственно изобретать пешеходную улицу? Может, лучше, в хорошее состояние привести скверы, парки, пешеходное пространство? Можно точно также отремонтировать улицу Ленина, как Михайловскую набережную – поменять плитку, поставить лавочки, высадить деревья, газон. Тогда это благоустройство не будет связано с перекрытиями. Пешеходная улица – это должно быть самоорганизующееся явление, а не созданное по приказу. На одной из пешеходных улиц, где я была, уже лет 15 выкатывают рояль. Музыканты выходят играть на нем не потому, что им дают указание, а потому что им выгодно это делать. Там они себя реализуют и что-то зарабатывают. Это должно быть не процессом решения, что сегодня мы закупаем кадки с деревьями у «Орхидеи», которые сразу засохнут, зовем музыкантов и объявляем улицу пешеходной. По приказу это не вытянуть, а вытянуть за счет организации среды. 

– Не менее острая дискуссия завязалась и по поводу новогоднего убранства города. Обсуждаются ли проекты дизайна предновогоднего вида Новосибирска? Кто принимает решения?

– Все тот же департамент. Я хорошо исследовала организацию подготовки города к Новому году, ледовый городок. За новогоднее убранство по сути дела отвечает мэр. Он создает оргкомитет, который занимается подготовкой. Но предварительную работу начал департамент культуры. Первое заседание было 8 октября. Ну, как заседание… такой междусобойчик между мэром и главой департамента культуры. Начались обсуждения по разработке дизайна, программе, стали вырисовывать контуры. 8 ноября еще один междусобойчик. И только в конце ноября, прямо в последних числах, состоялось заседание оргкомитета, которое завершилось постановлением. Постановлением администрации, в обсуждении не участвовал ни один житель. И в течение четырех дней участники обсуждения должны были подать предложения по организации праздника, по убранству районов и по праздничной программе. Четыре дня для людей, у которых масса работы, другой деятельности. А ведь праздник для жителей, которые сами готовы принять участие в его реализации. Но они не могут подать предложения и попасть на заседание. Все решает опять маленький коллектив, который собирает людей, чтобы просто легитимировать уже принятое решение. 

лавки.jpg

– А какой механизм принятия решений должен быть в этом случае?
 
– В других городах и странах этот процесс уже оптимизирован. Во-первых, работают над этим мероприятием год. Во-вторых, у многих, например, в Мюнхене, есть специальный закон о праздновании Нового года. Там все отработано. А мелочи дорабатываются постановлением, которое выходит почти за год до начала новогодних празднеств и дает возможность подготовиться всем общественным, коммерческим организациям, торговцам. У нас же постановление выходит за месяц и это в лучшем случае, и в итоге все происходит на уровне какой-то тайны, жители получают сюрприз, хотели они этого или нет. Лично мы рвались принять участие в организации ледового городка, три года писали письма с предложениями помощи. Но нас не пустили, там свой узкий круг организаторов, архитекторов, дизайнеров. 

– То же самое можно сказать и про реконструкцию Михайловской набережной? Был ли какой-то конкурс проектов?

– Лично я знаю только один проект Михайловской набережной. Видимо, он один и был. Хотя, это даже реконструкцией не назовешь, скорее, простой ремонт. Особо там ничего не изменилось – что-то вырубили, что-то посадили, обновили плитку. Да, ремонт хороший. Но не было же никаких альтернатив! Не было конкурса, права выбора. 

И это самое обидное для профессионального сообщества, для активных общественников, которые достойны того, чтобы сделать наш город действительно городом, с самоуправлением. Пока это простое поселение, до города нужно дорасти сознанием, пониманием того, что нам нужно самоуправление. А у нас это администрирование, в котором нет контакта с жителями. Да, я понимаю, что это достаточно долгий процесс. Но ведь у нас нет даже попыток наладить это взаимодействие. Пока тех, кого нужно удовлетворить, у нас мало. У нас не так уж и много активных людей, которые хотят влиять, знать, действовать. Может быть, они и не смогут внести свои предложения, но они хотя бы будут в курсе. А мэрия таких отталкивает своей организацией процесса информирования. Без включения жителей невозможны глобальные изменения в городах. Но тут глухая оборона – людей для принятия решений не пускают. 

– Именно поэтому «столица Сибири» год от года превращается в тихий провинциальный город, несмотря на то, что здесь есть много талантливых художников, архитекторов?.. 

– Да. А ведь стоит только дать людям хоть какую-то возможность себя реализовать! Всем приходится искать другие места для реализации. И наши таланты убегают в Москву, Санкт-Петербург, за границу. Потому что у нас есть несколько организаций, которые на подряде у мэрии и несколько архитекторов. Остальным реализовать себя не получается.

– И как же в идеале должна функционировать эта система? 


– Нужно максимально поднять  роль главного архитектора, чтобы он ставил подпись и был ответственен за все, что происходит. Сегодня же он является какой-то непонятной фигурой. Есть также проблемы в законодательстве, которые мы, как будто бы, не можем решать. Но нужно делать различные предложения, рассматривать спорные вопросы с разных сторон, пробовать менять постановления области. Ну, и, конечно, необходимо работать с обществом. И привлекать его не только для «одобрямса». Ведь все эти советы сейчас собираются для того, чтобы легитимировать собственные решения администраций.

площадь ленина.png

– Вы сказали, что ответственность за все дела в городе, касающиеся внешнего вида, должен нести главный архитектор. А что сейчас? Кто несет ответственность за последствия принятых решений?

– Здесь полная самодеятельность и безответственность. Никто никогда ни за что не ответил. Например, никто не понес ответственности за неудачное празднование Нового года, когда очень красивые плакаты висели только в центре города, а в новогоднее празднование было вложено более 25 миллионов рублей. Это непрофессионально, низкий уровень принятия управленческих решений. Результаты никогда не отслеживаются, анализ реализации того или иного решения не проводится, исследования не заказываются. То же самое перекрытие улицы, которое попытались сделать летом, должно быть профессионально проанализировано, рассмотрены все достижения и неудачи. А сопротивление общим инициативам заставляет людей сильно переживать. 

Непонятные, непродуманные инициативы, которые мэрия реализовывает, сильно напрягают ситуацию в городе. И как будто специально накручивают. Тут не успеваешь одну дырку приткнуть, как возникает еще напасть, хуже. Слышала, что началось обсуждение дисперсных парков, о создании которых снова ни с кем советоваться не собираются. Что будет с этой безумной идеей – совершенно непонятно…