Сибкрай.ru

«Шепнул, что я хлебну горя»: девушку 1,5 года преследует ухажер
Фото: indonesiaexpat.biz, предсотавлены Валерией С.

«Шепнул, что я хлебну горя»: девушку 1,5 года преследует ухажер

Бывший коллега преследует жительницу Новосибирска полтора года. Она отвергла его ухаживания, после чего мужчина начал вести себя агрессивно: он угрожает убить ее кота, выложить в социальные сети видео, где девушку обливают мочой, и сделать то же самое с ее близкими. 

Свою историю Валерия С. опубликовала в социальной сети «ВКонтакте», задавшись вопросом: «Когда мне в лицо плеснут кислотой?» Она рассказала, что полтора года ее преследует бывший коллега по работе, веб-аналитик Константин Ш. 

По словам девушки, с мужчиной она практически не общалась, они только обменивались дежурными фразами при встрече. Спустя пару месяцев после смены работы Валерия получила сообщение от Константина с признанием в любви. Она поблагодарила его за честность и объяснила, что не свободна. 

«Я посчитала, что это более мягкий вариант вежливого отказа. Была дружеская переписка и казалось, что он меня понял», – призналась Валерия корреспонденту Сибкрай.ru

скрин начало4.png

Прошло еще около двух месяцев, когда Валерия заметила, что мужчина «караулит» ее на месте новой работы. Девушка попросила оставить ее в покое, но навязчивый ухажер проигнорировал просьбу девушки. Он продолжил писать ей в социальных сетях, используя  разные аккаунты, каждый из которых Валерия блокировала. Оснований для обращения в полицию девушка на тот момент не видела: влюбленный мужчина просто пытался добиться ее расположения. 

«Я была уверена, что это рядовая ситуация, которую можно урегулировать мирным путем, – заметила она. – Можно сказать, что после блокировки всех аккаунтов, моя жизнь наладилась. Мы больше не общались и не виделись, пока в силу обстоятельств я не вернулась на предыдущее место работы».

Вскоре после этого мужчина подкараулил ее у подъезда. Он попытался поговорить с девушкой, но диалога не получилось, завязалась ссора. Как рассказывает Валерия, во время этого конфликта Константин хватал ее за руки, пытаясь удержать. Тогда она попросила поговорить с навязчивым ухажером своего близкого друга. По словам Валерии, он «доходчиво и без рук объяснил, что к чему, а также вежливо попросил оставить в покое». Сама она сказала преследователю, что его поведение пугает, а разговаривать им не о чем.

Константин продолжил писать девушке сообщения. После очередного послания она не выдержала и обратилась к директору компании, в которой оба работали. Константину начали искать замену, а через пару дней на почтовый ящик девушки начали поступать письма с оскорблениями и угрозами. Девушка при этом отмечает, что на работе у молодого человека ни с кем не было конфликтов.

скрин6.jpg

«Я уезжаю на Алтай, провести семейный уикенд с мамой. И надо же было мне совершить такую глупость, в комментариях в «Инстаграме» ответить на вопрос знакомой «Какая красивая база отдыха! Как называется?» – продолжила рассказ Валерия.

Вечером того же дня, когда девушка со своей мамой любовались пейзажами Алтая, появился Константин. 

«Вот я слушаю поток грязных ругательств, глядя, как у моей матери от ужаса буквально расширяются зрачки. Прошу ее позвать охрану, мы с господином К. остаемся одни посреди базы. Я прошу его уйти, но в финале получаю зажженную сигарету в лицо. <…> Напоследок он шепнул, что я еще хлебну горя. Например, когда получу своего кота по частям в пакете. Потом его и след простыл», – вспоминает Валерия. 

До февраля этого года Константин больше никак не проявлял себя, зимой письма с угрозами возобновились.  «Последней каплей стало его сообщение, отправленное мне ночью спустя почти полгода тишины. Тогда я поняла, что ничего не прошло и не забылось. Я не знаю, какими словами описать, что это такое: когда боишься идти домой. <…> Тогда я решила, что пора обратиться в полицию», – рассказала девушка. 

Заявление Валерия подала в Центральный отдел полиции. Она подробно описала историю своего преследования, приложила все письма и сообщения от мужчины. Впоследствии заявление было переадресовано по подследственности в отдел полиции «Заельцовский».  

«Сотрудники отделения отреагировали дружелюбно, объяснили, что и как писать, выразили человеческое сочувствие. Заявление обработали и уведомили об этом письмом. Вероятно, оснований для чего-то более серьезного было недостаточно», – добавляет Валерия. 

После этого преследователь извинился. Вновь наступил период тишины, который оборвался 6 июля. Неизвестный в черном шлеме облил выходившую из подъезда Валерию помоями (нападавший уверяет, что это была моча), а опустевшее ведро кинул ей в голову. 

«Спасибо, что не кислота», – заметила Валерия.

Утром девушка получила письмо с угрозами, что то же самое ждет ее друзей, и приложенными кадрами видео – нападение было снято на камеру. Девушка передала это в полицию. «Надеюсь, что с учетом последних событий и писем – оснований для возбуждения уголовного дела стало больше», – добавила Валерия. 

скрин5.jpg

Девушка отметила, из-за постоянного напряжения у нее ухудшилось здоровье. Она стала испытывать панические атаки, ей часто становится трудно дышать. 

Получить комментарий Константина Ш. на момент публикации не удалось, он не ответил на сообщения корреспондентов.

Отметим, что в апреле был принят закон о введении новой меры пресечения – запрет на определенные действия. Согласно статье 105.1 Уголовно-процессуального кодекса, суд может наложить на провинившихся ряд запретов, ограничивающих свободу действий. Среди них могут быть запреты на выход из дома в определенные часы, общение или приближение к определенным людям, использование интернета, использование средств связи, вождение автомобилем и прочее. Однако данная статья может быть применена только к подозреваемым и обвиняемым по уголовному делу.

За подобного рода преследования в западных странах давно имеется ответственность – «restraining order», он же «запретительный судебный приказ». Суд приписывает провинившемуся лицу совершать или не совершать определенные действия в отношении обратившегося человека. За нарушение приказа, человек может попасть под гражданско-правовую или уголовную ответственность. Еще этот вид ограничительных действий называют «приказом о недосаждении», потому что с его помощью может быть объявлен запрет на приближение к конкретному человеку на определенное количество метров, звонить или писать ему. 

Чаще всего судом это используется как средство защиты жертв домашнего насилия, сексуального преследования и, в том числе, вторжения в личную жизнь. В российском законодательстве подобного рода норм нет. В рамках действующего законодательства трудно сказать, как можно квалифицировать данный случай. Многие интернет-пользователи считают, что следует обратиться к статье «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» (статья 119 Уголовного кодекса). Однако здесь есть определенные сложности. 

«У нас есть ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если есть основания опасаться такой угрозы (статья 119 УК РФ). Если среди угроз есть что-то, что она (девушка) воспринимает как реальную угрозу для себя, то можно обращаться в полицию с таким обращением», – прокомментировал Николай Потапов, управляющий партнер коллегии адвокатов «Потапов и партнеры». 

Теоретически это так, однако доказать соответствие статье весьма трудно. Валерия много раз получала угрозы от Константина, где мужчина непрямым образом угрожает девушке, преследует, обещает, как минимум, испортить ей жизнь, убить ее кота и отыскать близких. Ситуация вызвала широкий резонанс в социальных сетях. Пользователи обеспокоены судьбой девушки, а также говорят о несовершенстве действующего законодательства. Возникает закономерный вопрос: как действовать в подобных ситуациях?