Сибкрай.ru

С боем на прием Генпрокуратуры: «Вы 103-я, занимайте очередь»
Фото: Виктория Бурбилова

С боем на прием Генпрокуратуры: «Вы 103-я, занимайте очередь»

Толпа из двухсот человек собралась возле здания прокуратуры Новосибирской области утром в пятницу, 12 октября, – жители региона попытались попасть на прием комиссии Генпрокуратуры. Записаться на него предлагали по телефону или лично, но сделать это было проблематично. Поэтому новосибирцы собрались в живую очередь прямо у здания облпрокуратуры, где и проходит прием. Занимали места еще с вечера накануне. 


Толпы людей начали приходить в прокуратуру еще за день до назначенного приема. Десятки жителей региона не смогли дозвониться по указанному для записи номеру и пришли просить аудиенцию лично. Прием московской комиссии вызвал ажиотаж – у людей накопилось множество претензий и вопросов.  

К 09.00 пятницы у здания областной прокуратуры собралось около ста человек. В отличие от предыдущего дня, людей не пускают внутрь – очередь выстраивается на улице. Прием начнется только через час, а на крыльце уже нет мест. 

– Женщина, вы 103-я будете, в десятой десятке зайдете, – выдает самая активная посетительница, которая стоит у двери со списком. – Ищите 102-го и занимайте за ним очередь.  

Пожилая женщина со слезящимися глазами, опираясь на трость, пытается перекричать гомон толпы и задать непривычный для этих условий вопрос, а кто последний? Ее слабую попытку подхватывают молодые люди и уже громко ищут 102-го. Общими усилиями бабушка находит свою очередь и берет 102-го за руку – чтобы не потеряться. 

прокуратура4.jpg

То и дело к двери подходят новенькие и, узнав, что они зайдут только после 150-го, пытаются попасть внутрь хитростью или силой.  Однако на таких тут же обрушивается гнев толпы – женщины начинают кричать «Лови афериста», мужчины молча преграждают путь или мешают открывать дверь, загораживая вход ногами.  

«Вот так у нас – живая очередь, как за водкой или хлебом, – ухмыляется 54-я в очереди Татьяна Полуянова. – Накануне давали телефон, но я три дня по нему долбила – он либо занят, либо не срабатывает. Сегодня живая очередь, а прием всего один день. Конечно, полковник вышел и сказал, что всех примут. Главное, чтобы новосибирских спецов меньше было. К нашей прокуратуре у нас куча претензий накопилась. Это даже не претензии – это просто уже невыносимо. Я была тут, наверное, раз 200 за три года. А ответы одни и те же – все совпадает буква в букву». 

Сына Татьяны Полуяновой посадили три года назад на десять лет. Он инвалид и Полуянова пытается добиться условий, которые положены ему по закону. Комиссия Генпрокуратуры для нее как последняя инстанция.
 
Ее подруга Ирина Муравьева приехала на прием специально из Ангарска. Сына Муравьевой посадили на четырнадцать лет за 300 граммов наркотиков, которые якобы были найдены при обыске, но не отмечены в протоколе. Эта встреча с комиссией Генпрокуратуры для нее будет 29. 

прокуратра3.jpg

«Люди сюда просто так не приходят, – объясняют женщины. – Их сюда приводят горе и несправедливость. Мы устали от отписок, от равнодушного отношения и нулевой реакции нашей прокуратуры. Поэтому нас тут так много – считаем, что это последняя надежда». 
 
К 10.00 народ начинает прижиматься к двери. По толпе проходит несколько слухов: одни говорят, что вчера для самых активных приготовили камеры, другие – что прокуроры запретили вести видеосъемку на режимном объекте. Рядом с толпой стоят сотрудники полиции. Они не пытаются навести порядок, предотвратить давку и сделать организованный проход, выступая простыми наблюдателями. Некоторые смотрят на толпу из многочисленных машин, выстроившихся вокруг здания прокуратуры. 

прокуратура6.jpg

В галдеж и шум врываются несколько ясных и громких фраз: 

– Что с людьми делают, а ведь прокуратура должна защищать граждан!
– Проход освобождаем, а то нас не пустят никого!
– Кто последний, где еще можно записаться? 
– А полиции-то нагнали, от людей что ли защищаются?  





Температура утром всего шесть градусов. Кто-то закутывается в шарфы, кто-то прячется от ветра за широкими спинами соседей по живой очереди. 

«Мы как только увидели, что всю прошлую прокурорскую команду убрали – так сразу же и прибежали пораньше, не смотря на холод, работу и прочие причины, –поделилась 41-я в очереди Марина.  – Мы приехали в восемь утра, но успели записаться только в четвертую десятку. Люди, видимо, с ночи тут дежурят. Запускать собираются по десять человек. Но посмотрим. Если не получится попасть на прием, то я планирую встать с плакатом, как-то обозначить себя и свою проблему. Пока вроде пообещали принять всех, но мы, если что, готовы организовать стихийный пикет».  

Рядом с Мариной стоит 39-я в очереди Ольга Медведева. Ее вопрос касается квартиры. Уже 16 лет она пытается добиться признания ее жилья на техническом этаже с 11-градусной «комнатной» температурой, промерзшими стенами и протекающей крышей непригодным для жизни. Единственное, чего получилось добиться – решения экспертизы, что квартире требуется капитальный ремонт. Однако дальше дело не продвинулось. 

прокуратура.jpg

«Мы обращались неоднократно, – рассказала Ольга Медведева. – Жилье это никогда не было собственностью, а мне его почему-то выделили в 2002 году, как многодетной матери. Надежду я еще не потеряла и буду бороться, наверное, до конца своих дней. Но вот стою тут, смотрю на всю эту толпу, у каждого проблемы. Приходит понимание, насколько мы все раздавлены и разбиты этой коррупцией. Смысл вроде есть приходить, но не знаешь, чем все закончится. Живем как будто бы в параллельном мире – все понятно, все согласны, что права нарушены, а сделать никто и ничего не может».  

Ольга Медведева не успевает договорить – выходит дежурный прокурор и вызывает первую десятку. Толпа начинает давить с задних рядов, «сотники» пытаются попасть вперед «десятников», список в панике теряется. Молодые люди достают телефоны и пытаются снимать происходящее на камеры. Женщины просят не толкаться и выдергивают руки, которые им держат за спиной. Мужчины зовут полицию, чтобы они навели порядок или принесли водометы.

прокуратура5.jpg

– Ну вот, посмотрите, – обращается усатый посетитель прокуратуры, стоя в стороне и спокойно затягиваясь сигаретой. – Вот эта толпа – это прямой показатель того, как работала наша прокуратура.  

Напомним, перестановки в структуре прокуратуры региона начались на прошлой неделе. В отставку была отправлена заместитель прокурора области Любовь Кузьменок. Свой пост покинул Андрей Турбин, ему на смену пришел Микаил Аскеров, но тоже был отправлен в отставку. 

8 октября в Новосибирск приехала специальная комиссии Генпрокуратуры в составе около сорока человек для комплексной проверки деятельности регионального надзорного органа. Тогда же обязанности прокурора области временно возложили на Владимира Токарева, который руководил прокуратурой региона в девяностые и начале нулевых. Очевидно, что к отставникам накопилось слишком много вопросов.