Сибкрай.ru

Умирать нельзя – надо копить: почему дольщики голодают?
Фото: Полина Болдырева и Ксения Кохан

Умирать нельзя – надо копить: почему дольщики голодают?

Жизнь обманутых дольщиков ЖК «Новомарусино» словно бы остановилась: молодые семьи не заводят детей, старики не могут позволить себе даже умереть – все отложенные на похороны деньги они вложили в ипотеку. Сибкрай.ru собрал истории людей, которые оказались в заложниках ситуации и сознательно отказываются принимать пищу, пока не получат хоть какую-то надежду на светлое будущее.

Новомарусинским дольщикам обещали дать ключи от новых квартир еще в 2016 году, однако жилой комплекс до сих пор напоминает город-призрак. Летом 2019 года стало известно, что застройщик признан банкротом. Под вопросом остается судьба около 700 собственников жилья. А самым крупным обманутым дольщиком стала мэрия Новосибирска, заключившая договоры на сто квартир за 234 миллиона рублей. Деньги были получены по федеральной программе, и теперь их придется возвращать в бюджет.

К сознательному отказу от пищи дольщики «Новомарусино» готовились давно. 31 августа на акции протеста «против беззакония в строительном бизнесе» уже были растянуты баннеры со словом «голодовка». Но тогда организаторы заявили, что делегация из десяти человек голодовать будет в Москве – на крыльце Минстроя или администрации президента.

Однако с поездкой в столицу не сложилось, и акцию протеста, как последний крик о помощи, решили устроить возле областного правительства. «Моя семья – участник программы «Жилье для российских семей». Этого застройщика нашло министерство строительства, мы приобрели эти квадраты как малоимущие. У нас такой контингент подобрался, которому жилье просто необходимо: и военнослужащие, и многодетные, и сироты. Мы, получается, четыре года без жилья. Застройщика обанкротили, а то, что он настроил – не пригодно для жизни. При этом прокурор и следователь говорят, что мы будем возбуждать уголовное дело только после того, как будет проведена экспертиза. Экспертизу проводить не на что, никто за это не берется», – рассказывает организатор акции протеста Татьяна Жук.


дом2.jpg


Женщина рассказала, что конкурсный управляющий подал заявку, чтобы экспертизу оплатил фонд защиты дольщиков. Напомним, в августе облправительство объявило о создании НКО «Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства Новосибирской области». «В бюджет города на следующий год заложили 200 миллионов, но без федеральных денег фонд работать не будет, а из Москвы ответа нет, – сетует Татьяна Жук. – Зачем этого застройщика отобрали по федеральной программе президента? Мы поверили, взяли ипотеку. Вы хоть представляете, как мы живем? Хоть кто-то задумался вообще, где мы должны жить? Я спрашивала в министерстве строительства, при положительном решении какое время займет поиск другого застройщика? Они говорят – три года максимум. Но при этом экспертиза должна была быть проведена осенью этого года. Впереди зима. А у нас экспертиза должна быть глубокая, чтобы просчитать вообще, сносить этот объект или как-то перестраивать. Потому что у застройщика целая куча работ нарисована, которых нет фактически. Дом №5 вообще на уровне фундамента, там нулевой этаж, и он непонятно какого качества. И денег нет, и экспертизы нет. И все в таком состоянии, и мы в растерянности, поэтому выходим на голодовку».

По словам Татьяны, на голодовку выходят самые уязвимые группы  населения – пенсионеры, которые не работают, девушка, которая болеет из-за этой ситуации уже год. Молодым и работающим некогда, но они будут приходить  поддерживать активистов утром, в обед во время перерыва и вечерами.

«Приходится с детьми повременить!»

Еще одна активистка Ксения Кохан тоже не может себе позволить голодовку, но активно продвигает эту историю в соцсетях. Она была вынуждена взять вторую ипотеку и работает без выходных с девяти утра до девяти вечера.

«Ребят поддержать приеду, они будут с утра. Мы хотим, чтобы власть начала исполнять свои обещания и действительно встала на защиту прав граждан, а не просто «вела беседы». Конкретно ждем помощь в достройке домов (выделения денег на экспертизу дома, содействие в поиске нового застройщика) или расселения обманутых дольщиков в другие объекты; привлечения к уголовной ответственности гендиректора ООО «ДЖН» и причастных к этой истории лиц», – отмечает Ксения Кохан.


дом1.jpg


Ксения подтвердила, что экспертизу проводить не на что: власти говорят, что ее должны оплатить сами дольщики. Между тем, процедура стоит три миллиона рублей. «Для нас, дольщиков, было бы лучше, чтобы дом снесли. В ноябре будет четыре года, как мы ввязались в этот ужас. Влезли в ипотеку: 20 лет по 14 тысяч рублей ежемесячно. Каких-либо предчувствий, что что-то пойдет не так, не было. Ведь сама власть выступала гарантом. За эти года я успела окончить университет, выйти замуж. Два года мы скитались с мужем: то жили с родителями, то снимали. Пришлось влезать во вторую ипотеку (уже на 30 лет по 18 тысяч), чтобы просто начать жить. Приходится временить с детьми, потому что эта история отнимает очень много сил и нервов», – сокрушается Ксения. 


«Решили отложить свою старость и смерть»

А Людмила Ивановна много лет прожила в сельской местности – в деревне в Маслянинском районе, и хотела на старости лет перебраться в город за более достойными условиями жизни.«Я считаю, что заслуживаю этого, отработав 30 лет в сельской школе. И когда осталась вдовой, я решила как-то изменить свою жизнь в лучшую сторону, будучи уже одна, дети взрослые, у всех свои семьи. У меня еще престарелая мама, которой за 80 лет, она имеет статус «ребенок войны», она получила инвалидность, наблюдается в Центре рассеянного склероза, очень тяжелое у нее иммунное заболевание», – сетует пенсионерка.

Еще одна причина, по которой она купила квартиру – тяжело стало управляться по хозяйству в деревне. «Почему я хочу иметь квартиру в городе, хотя бы маленькую студию? Потому что село заброшено, вдовам выживать очень трудно, условия жизни для одиноких женщин престарелого возраста очень сложные», – объяснила она. Взять ипотеку Людмиле Ивановне помогла ее мама, отдала, в том числе, деньги, накопленные на похороны. «Решили отложить свою старость и смерть, потому что умирать нельзя – надо накопить еще», – вздыхает Людмила Ивановна.

«Мы надеялись, что в течение 2017 года переедем, а оказалось, что это финансово-строительная пирамида, в которую обманом затягивали людей. Проводили рекламную компанию, доехали до самых далеких деревень. Что меня удивляет, банки поддерживали очень активно эту строительную компанию. Таким образом, я оказалась втянута в эту финансовую пирамиду. Жизнь катится, моя мама стареет и слабеет, уже без тросточки не может ходить, я вынуждена платить эту безнадежную ипотеку на седьмом десятке лет. Я в отчаянии, мне обидно, я не понимаю, как нелепо я подалась на эту аферу», – рассказала свою историю пенсионерка.

Людмила Ивановна – одна из тех, кого можно будет увидеть среди участников голодовки: «Я выйду, пусть нас будет немного. Надеяться мне не на кого, и я участвую во всех акциях протеста. Готова выйти на голодовку даже на седьмом десятке лет, потому что я считаю такое обращение с нами недостойным. Сейчас я более-менее себя нормально чувствую, но настроение у меня подавленное, на работу мне ходить трудно. Раньше я горела работой, а сейчас, конечно, надлом».


дольщики3.jpg


Во время разговора пенсионерка не сдерживает нахлынувших чувств, ее голос срывается: «Стыдно перед мамой, мне за нее обидно! Я понимаю, что для нее значили эти деньги, которые она вложила в квартиру. И вернуть я не могу, она, конечно, не возьмет. Она в четыре года осталась сиротой. Мой дедушка погиб на Ленинградском фронте в 1941 году, детства у нее не было, я мечтала, чтобы старость у нее была – последние годы – более или менее счастливые!»

Людмила Ивановна и ее мать – несчастные «жильцы» того самого дома №5, строительство которого замерло на уровне фундамента. Несмотря на то, что по программе «Доступное жилье» стоимость одного квадратного метра не должна была превышать 35 тысяч рублей, им досталась квартира, где один квадратный метр стоит 42 тысячи. «И у всех так: у кого за 40 тысяч, у кого еще больше, до 47 тысяч доходит. Разве это жилье доступное?» – вопрошает пенсионерка.
 
Три сестры

Ирина Форрат также будет участвовать в голодовке, она купила квартиру, взяв ипотеку с господдержкой в «Сбербанке». «Повелась на красивую рекламу и на то, что наши власти везде восхваляли этот ЖК, – призналась дольщица. – У нас в семье три сестры, после смерти родителей мы продали дом в Чистоозерном, разделили вырученные деньги. И мои  –  пошли на первоначальный взнос. Сделка была в июне 2016 года, тогда меня уверяли, что в марте 2017-го я точно получу ключи от своей квартиры, но к концу 2016 года стало понятно, что ничего мы не получим! С 2017 начались хождения по кабинетам чиновников и постоянные встречи с застройщиком, на которых все твердили: «У нас все под контролем» (чиновники), «Скоро начнется стройка, потерпите» (застройщик). Вот уже 2019 подходит к концу, а квартиры не видать, отлично наши чиновники контролировали! Голодовка, на мой взгляд, это единственный способ заставить работать мэра и иже с ними. Со здоровьем у меня проблемы в течение года, все от нервного напряжения: платим за ипотеку, съемное жилье, еще и на больничном я уже длительное время».


дольщики4.jpg


Голодовка стартует утром пятницу, 11 октября, перед зданием областного правительства. Сибкрай.ru и дальше будет следить за развитием событий.