Сибкрай.ru

«Мы как Северная Корея»: почему новосибирцев нет на концертах
Фото: vk.com/expert_club_nvk

«Мы как Северная Корея»: почему новосибирцев нет на концертах

На круглом столе, организованном «Экспертным клубом Новосибирска», деятели культуры не раз сравнили Новосибирск с Северной Кореей и охарактеризовали культурную жизнь города как деградацию.

Круглый стол по проблемам концертной жизни Новосибирска начался с того, что эксперты признали – у горожан нет желания посещать концертные залы. Новосибирцы не знают, где находится филармония, ей нет места в общественном сознании, посетовал худрук новосибирской филармонии Владимир Калужский. Он связал это с тем, что у филармонии долгое время не было своего места:

«Сегодня спросить, где находится филармония, никто вам толком не скажет».

По мнению Калужского, концерты академической музыки – это часть образа жизни большого города. Например, в Европе существует прослойка общества, которая из поколения в поколение слушает классику и посещает залы филармонии.

В Новосибирске в 90-е годы стало очень дорого проводить гастроли заграничных музыкантов и на базе консерваторий начали формироваться собственные оркестры, которые пытались компенсировать недостаток концертов академической музыки.

«Молодые музыканты стали реализовываться в филармонических коллективах», – поясняет Владимир Калужский.

Новосибирцы привыкли, что у них все свое и иностранные артисты им не нужны:

«Я говорю, мы как Северная Корея, так сказать, ставка на собственные силы».

В результате, когда в город стали приезжать зарубежные артисты, публика реагировала очень сдержанно. Сейчас в Новосибирске по-прежнему много местных симфонических оркестров, однако горожане в филармонию почти не ходят.

По мнению директора музыкальной школы №1 Александра Назимко, такое положение дел является следствием того, что все культурные мероприятия сконцентрированы в центре города, а в остальных районах «ничего не происходит». Даже афиш новосибирской филармонии нигде, кроме центра, не видно. Назимко охарактеризовал культурную жизнь Новосибирска как деградацию:

«Для значительной части населения концертная жизнь практически недоступна».

Дирижер камерного оркестра новосибирской филармонии Алим Шахмаметьев в свою очередь ответил, что для выступлений музыкантов важны два обстоятельства – своевременная зарплата и, конечно же, публика: «Выступать в пустых залах я не готов».

Шахмаметьев отметил, что видит снижение потребности жителей в искусстве академической музыки. По словам худрука новосибирской филармонии, заполняемость на 75% очень редкое явление. Во многом такая ситуация сложилась из-за политики муниципалитета и регионального правительства. Должность министра культуры Новосибирской области стала, по выражению Владимира Калужского, «расстрельной»: за последние несколько лет на посту сменилось несколько чиновников. Несмотря на череду министров, в филармонии до сих пор нет заместителя директора по концертной деятельности. Александр Назимко считает, что такая должность в учреждении просто необходима, иначе концертов новосибирцы так и  не дождутся:

«Мы ведь самодостаточны, мы как Северная Корея».

По мнению худрука филармонии, такая ротация кадров возникла из-за желания обогатиться за счет сферы культуры.

«Нам говорят: «Вы – филармония, зарабатывайте деньги!» – пояснил Калужский. Его поддержал руководитель ансамбля Insula magica Аркадий Бурханов:

«Основная проблема новосибирской культуры – это высокомотивированные, но низкоквалифицированные специалисты. Они не понимают, что делать и для чего. Они приходят заработать деньги».

Бурханов рассказал о коррупции, с которой он встречается на каждом шагу. Музыкант вспомнил о ситуации с бывшим директором филармонии Татьяной Людмилиной, которая рассказывала журналистам о том, что учреждение заработало 109 миллионов рублей. Однако после ее увольнения и аудиторской проверки выяснилось, что счета филармонии пустуют.

«Знаете, почему в Новосибирске нет концертного органа? Они есть во всех филармониях: Омск, Томск, Барнаул, Кемерово, Ханты-Мансийск. Этот вопрос поднимался еще когда мы обсуждали проект зала имени Каца, поднимался несколько раз и его услышал даже мэр города. <…> Эта тема сразу начала отметаться, потому что нам сказали, что таких денег нам никто не даст. Я связался с экспертами по строительству органов и оказалось, что обсуждаемая сумма превышала разумную и необходимую в пять раз, то есть в смету закладывался пятикратный откат», – рассказал Аркадий Бурханов.

Другой важной проблемой стала позиция властей по отношению к сотрудникам музыкальных учреждений. Недавно в Новосибирске произошла череда увольнений в сфере искусства, а директора Новосибирской специальной музыкальной школы Александра Марченко отказался аттестовать Минкульт. Коллеги написали петицию в поддержку руководителя, после чего министерство разрешило Марченко пройти аттестацию повторно. У Новосибирской специальной музыкальной школы тоже есть свой оркестр и даже зал для выступлений, но даже несмотря на то, что он находится в центре города, новосибирцы о нем почти не знают. 

По словам Алима Шахмаметьева, еще несколько лет назад ситуация с академической музыкой в городе была совсем другой. В Новосибирск часто приезжали известные зарубежные музыканты, которые не играли в Москве и Петербурге: «Это было особой гордостью сибиряков».

Шахмаметьев также отмечает небрежное отношение со стороны властей:

«Наверху не всегда помнят, что музыкант – это живой человек, что ему нужно есть, пить и многих из них есть дети, семьи. Их надо как-то содержать, кормить. Почему-то считается, что музыкант – это некий робот».

Руководитель ансамбля Insula magica, который недавно выступил в полуфинале телевизионного конкурса «Квартет 4Х4», Аркадий Бурханов борется за права музыкантов в составе профсоюза. Не так давно сотрудникам филармонии подняли зарплату, убрав при этом стимулирующую надбавку.

С таким отношением властей, по словам Бурханова, у музыкантов пропадает всякое желание создавать творческие программы. В руководстве филармонии признаются, что инициативы чиновников не имеют цели и аудитории. Так худрук новосибирской филармонии высказал сомнение в целесообразности виртуального концертного зала в городе. Напомним, что трансляции из лучших концертных залов мира должны начаться в декабре. Трансляции будут проходить в камерном зале филармонии два раза в месяц.

«1 декабря мы должны открыть виртуальный концертный зал. Эта идея идет откуда-то сверху, с господина Медведева, который у нас большой выдумщик, – рассказал Владимир Калужский. – <...> Мы в некоторой растерянности: с одной стороны, у меня лежит репертуар Парижской оперы, который мы должны показывать, причем вопрос в том, что там нет титров, в отличие от «Победы». Другой вопрос, непонятно, для кого это делается, потому что мы-то думали, что мы будем делать показы для области».

В филармонии уверены, что концерты в области, несмотря на их нерентабельность, всегда имеют благодарную публику.

«Для какой-нибудь музыкальной школы в Краснообске приезд симфонического оркестра – это событие», – объяснил Владимир Калужский. Руководитель филармонии считает: если дети не будут слушать классику, то концертные залы, как бы много их не было, продолжат пустовать.