Сибкрай.ru

«А если я похоронила не своего сына?»: сибирячка много лет добивалась правды о смерти ребенка
Фото: «КП-Новосибирск»

«А если я похоронила не своего сына?»: сибирячка много лет добивалась правды о смерти ребенка

Жительница Новосибирска 16 лет назад потеряла своего новорожденного сына. Вероятно, медики забыли выключить обогреватель рядом с малышом и он погиб от ожогов. Женщина несколько лет не могла в это поверить, но лишь недавно узнала правду. 

Наталья Герасименко в 2004 году родила мальчика в роддоме 25-й медсанчасти. Младенец родился здоровым. Наталья успела назвать ребенка Петром, а после мальчика поместили в послеродовой бокс. 

На утро Наталья обнаружила, что у ребенка возникли осложнения. По ее словам, медперсонал включил электрический обогреватель рядом с люлькой и новорожденный ребенок всю ночь медленно сгорал. Врачи несколько дней пытались спасти жизнь, но все напрасно.

«Когда мне сообщили, что Петя умер, я была словно в тумане. Всеми организационными вопросами занимались родственники. И только на похоронах, когда открыли гробик, моя мама вдруг сказала: «Он почему-то ни на кого из нас не похож». А потом было расследование, уголовное дело… Эксперты стали удивляться разнице в весе и росте ребенка, началась какая-то путаница с медицинскими документами», – рассказывает Наталья. 

У Натальи появились сомнения, а вдруг погиб чужой малыш? Сибирячка пыталась сделать анализ ДНК по биологическим материалам.

«Прокурор тогда ответил мне очень грубо, швырнул в меня заявление и сказал: «Скажи спасибо, что сама жива осталась», – вспоминает женщина. 

После стали происходить очень странные вещи: в памятнике, заказанном на могилу сына, ритуальщики перепутали дату его смерти. А накануне 40 дней после трагедии кто-то поджег захоронение.

C616F819-17BE-4E9F-99CA-095B536F4AC8.jpeg

«Я и так не могла смириться с этой утратой, а тут разные знаки, странные события… А еще поведение следователей и медиков очень настораживало. Было заметно, что никто не хочет особо разбираться в этом уголовном деле, все друг друга прикрывают, что-то скрывают», – говорит женщина.

С того момента прошло 16 лет, но спокойно жить у женщины не получалось. В октябре прошлого года Наталья поделилась ужасной трагедией в Следственном комитете.

«Я написала заявление в Следственном отделе по Заельцовскому району. Руководитель и следователь отнеслись ко мне просто с невероятным понимаем и участием. Они сделали все возможное, чтобы я узнала правду», – рассказывает сибирячка.

Следователи СКР начали проводить проверку. Однако для того, чтобы подтвердить родство, требовался биологический материал.

D77CCDD3-55AA-411B-91D2-E7278B4C0786.jpeg

«Когда мы стали поднимать эту историю, то выяснилось, что никаких документов о моем случае почти нигде не сохранилось: ни в суде, ни в больнице», – продолжает Наталья.

Специалисты тогда сомневались в том, что останки ребенка, пригодные для выделения материалов ДНК, могли сохраниться. Но провести анализ все-таки получилось. На днях в Новосибирск пришли результаты. Женщина ждала этого больше всего на свете. Экспертиза подтвердила: в могиле был именно ее ребенок.

AF70C7F7-8793-479B-9ED9-CBC9E325FDA9.jpeg

«Я ждала и верила много лет. Это итог страданий, поисков истины, сомнений и боли, самой страшной боли, которая съедает тебя изнутри, не дает дышать и жить. Самое страшное в жизни – это хоронить своих детей. Хуже – только хоронить дважды. Но еще тяжелее, когда ты не знаешь, кого оплакиваешь, на чью могилу носишь цветы, и изъедать себя сомнениями... В каждом мальчике искать родные черты, представлять, как он выглядит, как живет, чем увлекается, чем дышит. Больно, что ничего не вернешь, признать, что это все – точка, и окончательно потерять надежду. Тяжело осознавать, что тот, кто совершил это чудовищное преступление, не понес должного наказания и, что самое страшное, не раскаялся в содеянном», – рассказывает сибирячка корреспонденту«КП-Новосибирск»

Теперь женщина уверена, что похоронила именно своего сына. Эта горькая правда хоть как-то успокоила материнское сердце. 



Читайте также

Новости СМИ2