Сибкрай.ru

Новосибирские ученые знают, как прожить долго


Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Уинстон Черчилль дожил до 96 лет, практически не выпуская сигары изо рта и объясняя свое крепкое здоровье отсутствием физических нагрузок. Современная медицина считает, что состояние здоровья человека на 50 процентов зависит от образа жизни, на 20 – от экологии и уровня медицинского обслуживания, а еще 30 процентов определяет наследственность.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Почему в мире стали так много говорить о генетике? Ведь на генетический код человека повлиять невозможно, а значит, врачи могут только зафиксировать его и сообщить пациенту о его сильных и слабых местах.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Еще двести-триста лет назад, когда даже слова «генетика» не существовало, невесту сыну подбирали всей семьей, обращая внимание не только на внешние данные и богатое приданое, но и на здоровье девушки. Именно так подбирает себе пару любое живое существо в дикой природе, определяя по косвенным признакам, здоровое ли получится потомство. И хотя сегодня наследственный фактор в выборе пары никто давно не учитывает, интерес к генетике в мире резко повышается. Ведь расшифровав один из множества человеческих генов, можно узнать, к каким болезням пациент предрасположен, а какие ему не грозят. Это открывает большие возможности для предупреждения многих заболеваний.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Любой квалифицированный врач сегодня спрашивает о болезнях в семье, но разве это помогает в выборе метода лечения?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Конечно. На Руси с царских времен, когда больной обращался с жалобами на сердце, даже самый примитивный уездный лекарь интересовался, не страдал ли тем же недугом кто-нибудь в его семье. Кстати, это одна из причин, по которой в богатых домах имелись собственные семейные врачи, ведь такому врачу не нужно было объяснять, чем болел ваш отец или страдала двоюродная бабушка. Правда, и в этом случае без ошибок не обходилось – весь неизвестно, гены какой семейной линии вы унаследовали.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Сегодня любой человек может пройти исследование генов и незачем «раскидывать пасьянс» на медицинских картах родственников. А если ошибки прадедов легли на хрупкие плечи потомка – современная медицина знает способы обмануть свою наследственность. Например, японские медики выяснили, что можно влиять на гены, контролирующие количества белка, который отвечает за образование тромбов. Для этого нужно потреблять больше витамина В9. Японцы добавляют его практически во все продукты.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Можно ли сказать, что сегодня в мировой медицине появилось что-то вроде генетической терапии?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Тема семейного анамнеза сегодня очень популярна в Европе и США. Существуют даже профильные американские сайты медицинских компаний, где любой желающий может внести все данные о заболеваниях предков и получить генеалогическое древо своего здоровья. Правда, такие забавы не стоит воспринимать как метод самодиагностики. Даже при плохой наследственности болезнь может никогда не проявить себя. Если человек ведет здоровый образ жизни, он тем самым отодвигает свои будущие проблемы, как показывает статистика, примерно на 14 лет.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– То есть исследование генетики пациента – это всего лишь попытка прогноза?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Не совсем так. Популярность генетики – это не только попытка заглянуть в будущее. Немалый интерес представляет раздел науки «фармакогенетика». От строения и функционирования генов зависит степень усвоения веществ, а, значит, и нужные их дозы могут сильно отличаться. Таблицы среднесуточной нормы витаминов и минералов – это общие рекомендации глянцевых брошюр. В действительности каждому из нас нужно совершенно разное количество этих веществ. То же самое касается и лекарств. Не секрет, что, например, от головной боли кого-то спасает всего половина таблетки цитрамона, а другому человеку этот препарат вообще не помогает. Некоторые сильнодействующие лекарства в Европе и США не назначаются без исследования генов, показывающего обмен веществ пациента.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– А стоит ли забивать себе голову лишней информацией, если мы почти неспособны ничего изменить? Ведь многие знания – многие печали.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Волшебные 30% наследственности могут нас спасти или испортить нам жизнь, поэтому знать о них не помешает. Однако полезны они будут только тем, кто готов отнестись к этой информацией с долей здорового скепсиса, не бросаясь в случае чего записывать телефоны бюро ритуальных услуг.
Это не совет игнорировать данные анализов, – нужно просто быть готовым, что общие рекомендации здорового образа жизни после исследования ваших генов могут стать очень конкретными. Например, человеку с крепкими нервами, не склонному к ипохондрии, скорее всего, не будет лишним узнать, что лично ему пришла пора завязывать с курением. Зато тем, кто с тревогой подумывает о своем здоровье и регулярно мучает себя диетами, будет приятно, если окажется, что особенной нужды в этих изнурительных процедурах их организм не испытывает.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Конечно, генетика «работала» и тогда, когда никто не знал, что это такое. Черчилль жил в свое удовольствие на свой собственный риск, даже не предполагая, что ему все сойдет с рук. Пока статистика исследований генов по России слишком мала, чтобы заявлять, сколько таких «счастливчиков» проживает в стране – анализы проводят всего несколько лабораторий крупных научных институтов – в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. Но главное, что сегодня у людей появилась, наконец, реальная возможность узнать, какая из систем организма в случае чего их не подведет, а о чем стоит позаботиться заранее.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Мария РОГОВАЯ


Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Уинстон Черчилль дожил до 96 лет, практически не выпуская сигары изо рта и объясняя свое крепкое здоровье отсутствием физических нагрузок. Современная медицина считает, что состояние здоровья человека на 50 процентов зависит от образа жизни, на 20 – от экологии и уровня медицинского обслуживания, а еще 30 процентов определяет наследственность.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Почему в мире стали так много говорить о генетике? Ведь на генетический код человека повлиять невозможно, а значит, врачи могут только зафиксировать его и сообщить пациенту о его сильных и слабых местах.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Еще двести-триста лет назад, когда даже слова «генетика» не существовало, невесту сыну подбирали всей семьей, обращая внимание не только на внешние данные и богатое приданое, но и на здоровье девушки. Именно так подбирает себе пару любое живое существо в дикой природе, определяя по косвенным признакам, здоровое ли получится потомство. И хотя сегодня наследственный фактор в выборе пары никто давно не учитывает, интерес к генетике в мире резко повышается. Ведь расшифровав один из множества человеческих генов, можно узнать, к каким болезням пациент предрасположен, а какие ему не грозят. Это открывает большие возможности для предупреждения многих заболеваний.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Любой квалифицированный врач сегодня спрашивает о болезнях в семье, но разве это помогает в выборе метода лечения?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Конечно. На Руси с царских времен, когда больной обращался с жалобами на сердце, даже самый примитивный уездный лекарь интересовался, не страдал ли тем же недугом кто-нибудь в его семье. Кстати, это одна из причин, по которой в богатых домах имелись собственные семейные врачи, ведь такому врачу не нужно было объяснять, чем болел ваш отец или страдала двоюродная бабушка. Правда, и в этом случае без ошибок не обходилось – весь неизвестно, гены какой семейной линии вы унаследовали.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Сегодня любой человек может пройти исследование генов и незачем «раскидывать пасьянс» на медицинских картах родственников. А если ошибки прадедов легли на хрупкие плечи потомка – современная медицина знает способы обмануть свою наследственность. Например, японские медики выяснили, что можно влиять на гены, контролирующие количества белка, который отвечает за образование тромбов. Для этого нужно потреблять больше витамина В9. Японцы добавляют его практически во все продукты.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Можно ли сказать, что сегодня в мировой медицине появилось что-то вроде генетической терапии?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Тема семейного анамнеза сегодня очень популярна в Европе и США. Существуют даже профильные американские сайты медицинских компаний, где любой желающий может внести все данные о заболеваниях предков и получить генеалогическое древо своего здоровья. Правда, такие забавы не стоит воспринимать как метод самодиагностики. Даже при плохой наследственности болезнь может никогда не проявить себя. Если человек ведет здоровый образ жизни, он тем самым отодвигает свои будущие проблемы, как показывает статистика, примерно на 14 лет.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– То есть исследование генетики пациента – это всего лишь попытка прогноза?

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Не совсем так. Популярность генетики – это не только попытка заглянуть в будущее. Немалый интерес представляет раздел науки «фармакогенетика». От строения и функционирования генов зависит степень усвоения веществ, а, значит, и нужные их дозы могут сильно отличаться. Таблицы среднесуточной нормы витаминов и минералов – это общие рекомендации глянцевых брошюр. В действительности каждому из нас нужно совершенно разное количество этих веществ. То же самое касается и лекарств. Не секрет, что, например, от головной боли кого-то спасает всего половина таблетки цитрамона, а другому человеку этот препарат вообще не помогает. Некоторые сильнодействующие лекарства в Европе и США не назначаются без исследования генов, показывающего обмен веществ пациента.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– А стоит ли забивать себе голову лишней информацией, если мы почти неспособны ничего изменить? Ведь многие знания – многие печали.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>– Волшебные 30% наследственности могут нас спасти или испортить нам жизнь, поэтому знать о них не помешает. Однако полезны они будут только тем, кто готов отнестись к этой информацией с долей здорового скепсиса, не бросаясь в случае чего записывать телефоны бюро ритуальных услуг.
Это не совет игнорировать данные анализов, – нужно просто быть готовым, что общие рекомендации здорового образа жизни после исследования ваших генов могут стать очень конкретными. Например, человеку с крепкими нервами, не склонному к ипохондрии, скорее всего, не будет лишним узнать, что лично ему пришла пора завязывать с курением. Зато тем, кто с тревогой подумывает о своем здоровье и регулярно мучает себя диетами, будет приятно, если окажется, что особенной нужды в этих изнурительных процедурах их организм не испытывает.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Конечно, генетика «работала» и тогда, когда никто не знал, что это такое. Черчилль жил в свое удовольствие на свой собственный риск, даже не предполагая, что ему все сойдет с рук. Пока статистика исследований генов по России слишком мала, чтобы заявлять, сколько таких «счастливчиков» проживает в стране – анализы проводят всего несколько лабораторий крупных научных институтов – в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. Но главное, что сегодня у людей появилась, наконец, реальная возможность узнать, какая из систем организма в случае чего их не подведет, а о чем стоит позаботиться заранее.

Arial<#two#> size=<#two#>2<#two#>>Мария РОГОВАЯ



Читайте также