Сибкрай.ru

В Куйбышевском районе будут получать из зерна топливо, белок и высококачественные корма

Для начала – несколько цифр. Сегодня в мире производится около 50 миллиардов литров биоэтанола в год. Через десять лет, по прогнозам экономистов, объем потребления биоэтанола на планете вырастет в четыре раза – до 200 млрд литров. Только в США, на чью долю приходится около 50 процентов производства, сегодня действует 135 заводов, еще 76 строятся. В Бразилии каждый четвертый автомобиль ездит на биотопливе. В странах ЕС использование этанола как компонента моторного топлива закреплено законодательно. Европейцы – поборники экологической безопасности: присадки из биоэтанола снижают вредные выхлопы на 20-50 процентов. Широкое применение этанол получил в Украине, Казахстане, Китае… Россия сегодня остается одной из немногих стран, где этанол в качестве добавок к бензину не используется. Но, похоже, пребывать в числе отстающих нам остается недолго. В настоящее время сразу в пяти российских регионах проектируются или строятся заводы по производству биоэтанола. И один такой проект реализуется у нас – в Куйбышевской районе. Если называть правильно, то это не просто завод, а технологический комплекс по глубокой переработке зерна. Действительно, из обычной пшеницы здесь намерены получать множество разных продуктов: помимо биоэтанола еще глютен – ценнейший белок, который на мировом рынке идет по 1700 евро за тонну, сухие кормовые дрожжи для нужд животноводства, сухую углекислоту, востребованную не только в пищевой промышленности, но и в металлургии и других серьезных отраслях. Уже через три года предприятие выпустит первые тонны продукции, а выйдя на проектную мощность, будет перерабатывать в год около 400 тысяч тонн зерна. И вот тут возникает первый вопрос. 400 тысяч – объем немаленький. Вся Новосибирская область ежегодно производит порядка 3 миллионов тонн. Заводу требуется от этого количества примерно одна седьмая. Не жирно ли? - Мы поинтересовались в департаменте АПК – может ли область выделить нам 400 тонн пшеницы. Нам ответили – без проблем. В регионе 700 тысяч тонн товарного хлеба, все равно его продавать, так что 400 тысяч как-нибудь выделим, - рассказывает генеральный директор ООО «Каинск-БИО» Александр Капшус. Но в том-то и дело, что выделять как раз не придется. «Каинск-БИО» параллельно со строительством завода собирается развивать собственное сельхозпроизводство. Да какое! 200 тысяч гектаров пашни, 40 тракторов «Джон Дир», 80 комбайнов, столько же КамАЗов, плюс новейшие сельхозтехнологии – размах у будущей агрофирмы впечатляющий. Земель Куйбышевского района для столь масштабного проекта, конечно, маловато. Будут задействованы площади Барабинского, Чановского, Убинского, Здвинского, других сопредельных районов. Предполагается использовать не только уже имеющиеся сельхозугодья, но и осваивать брошенные, залежные участки. Многие хозяйства уже дали согласие пойти «под крыло» к новой агрофирме. Понятно – кто же откажется от новой техники и гарантированной выручки! Получается замкнутый цикл: сами выращиваем, сами перерабатываем, производство практически безотходное, экологически чистое, а оставшиеся считанные тонны ненужной органики брикетируются и превращаются в отличное удобрение – для собственных же полей. Современное оборудование чешской компании VUCHZ позволяет практически полностью автоматизировать и компьютеризировать производство. Кстати, выбрав в партнеры чешскую фирму, ООО «Каинск-БИО» со своим проектом попало в российско-чешскую программу и получило возможность взять кредит в Чешском экспортном банке, что по нынешним временам можно считать большой удачей: кредитоваться в отечественных банках сегодня слишком дорогое удовольствие, европейские процентные ставки в три-четыре раза ниже. Общая стоимость проекта, включая его агросоставляющую, – 230 миллионов евро. Срок окупаемости – четыре-пять лет с момента запуска. Звучит, конечно, фантастично, обычные сроки для таких проектов – лет двенадцать. Но если учесть исключительную востребованность продукции на рынке, высокую автоматизацию и практически «безлюдную» технологию, а также наличие собственной зерновой базы, то оптимистические расчеты вполне оправданы. Конечно, если не помешает кризис и другие негативные явления, которые предусмотреть невозможно. - И все-таки почему для строительства такого предприятия был выбран именно Куйбышев? - Ну, то, что я сам родом из этого города, сыграло, конечно, свою роль, но далеко не главную, - отвечает Александр Капшус. – Здесь сошлось множество факторов. Начнем с того, что в Куйбышеве находится знаменитый спиртзавод с 130-летней историей. Завод сейчас лежит на боку, производство остановлено, но квалифицированные кадры остались. В городе много техникумов – можно наладить обучение нужных специалистов. Нам потребуется 140 человек для завода и 400-450 для сельхозпроизводства. Как вы понимаете, в кабину «Джон Дира» просто так с «Кировца» механизатора не пересадишь, нужны обученные, высококлассные профессионалы. Помимо этого, - продолжает Александр Капшус, - в Куйбышеве имеется развитая инфраструктура. Наш участок расположен на южной окраине города, до Барабинска – рукой подать. Рядом – железнодорожная ветка и автомобильная дорога. На нашу территорию заходят два железнодорожных тупика, в 150 метрах – газовая магистраль, есть мощный энергетический узел – Барабинская ТЭЦ (что, впрочем, не помешает нам впоследствии построить собственную – на газе). Все эти плюсы, от экономической до социальной составляющей – создания новых рабочих мест, – не остались не замеченными со стороны областных властей. Проект строительства в Куйбышевском районе технологического комплекса по глубокой переработке зерна был рассмотрен и одобрен в апреле этого года на заседании Совета по инвестициям при губернаторе. Департаменту АПК дано поручение сформировать рабочую группу для содействия в реализации этого проекта, а ООО «Каинск-БИО» - доработать бизнес-план и в сентябре снова представить его на Совете. Тогда проект сможет рассчитывать на господдержку. И все было бы замечательно, но возникает еще один, пожалуй, самый важный вопрос. Переводить зерно на этанол – не слишком ли это расточительно? Все чаще можно слышать мнения, что переход на биотопливо приводит к росту цен на хлеб на мировом рынке и в конечном итоге означает подрыв продовольственной безопасности страны. Александр Капшус считает все эти возражения абсолютно надуманными. - Понятно, кому выгодно, чтобы производство биоэтанола у нас в стране не развилось, - говорит гендиректор «Каинск-БИО». – Представьте, если этаноловые добавки составляют от 5 до 15 процентов к объему топлива, это значит, что на 5-15 процентов меньше расходуется бензина. Посчитайте в масштабах страны, какие это экономические потери для нефтяной индустрии. Хотя если бы нефтяники заглянули чуть вперед, то поняли, что очень скоро их бензин без этой добавки покупать на Западе просто не будут, – и сами бы двумя руками проголосовали за развитие нашего производства. Кстати, для производства биоэтанола и других продуктов глубокой переработки вовсе не нужна качественная пшеница – вполне достаточно фуражной, 3-4 класса. Годится и битая, бракованная, даже заплесневелая, которая и свиньям на корм не идет – только на выброс. - Мы готовы будем отдавать наше качественное зерно 1-2 класса в обмен на такое никому не нужное, бросовое сырье, - обещает Александр Капшус. В общем, ясно, что элитные, твердые сорта никто на этанол перерабатывать не собирается. Но, может быть, производство биотоплива может нанести удар по кормовой базе и, соответственно, по животноводству? - Ничего подобного, скорее наоборот, - продолжает Александр Капшус. – Любой животновод знает, что ценность кормов измеряется не в килограммах, а в кормовых единицах. Смотрите, здесь очень простая арифметика: на килограмм привеса требуется 6 кг зерна. Если мы возьмем обычный комбикорм, то его понадобится почти вдвое меньше – 3,5 килограмма. А современных комбипродуктов, которые мы намерены производить на нашем заводе, - еще меньше. Ведь мясо «растет» с белка, с протеина – с того самого глютена, остальное уходит, извините, в навоз. Оказывается, с глубокой переработкой зерна мы получаем то же самое количество кормовых единиц плюс еще целый ряд ценных и востребованных на рынке продуктов. Действительно, арифметика очень простая. - Торговать «сырым» зерном – все равно что железной рудой, - подводит итог Александр Капшус. – Ведь очевидно, что куда выгоднее выплавлять из руды сталь и получать прокат, а еще лучше – делать из него станки. Точно так же заниматься глубокой переработкой зерна с точки зрения экономики гораздо интереснее, чем просто продавать «сырье». Это поняли уже во всем мире, а скоро поймут и у нас.

Проект строительства предприятия по глубокой переработке зерна разрабатывается уже два года. Производство рассчитано на переработку 400 тыс. тонн зерна в год. Главные продукты переработки: биоэтанол – 100 тыс. тонн в год, глютен – 75 тысяч тонн в год, сухие кормовые дрожжи – 120 тысяч тонн, сухая углекислота – до 70 тысяч тонн. Производство планируется запустить в мае 2012 года, а к 2013-ому завод должен выйти на проектную мощность. Предполагается, что к этому времени он будет выпускать продукции на 4,6 млрд руб. в год.
Для начала – несколько цифр. Сегодня в мире производится около 50 миллиардов литров биоэтанола в год. Через десять лет, по прогнозам экономистов, объем потребления биоэтанола на планете вырастет в четыре раза – до 200 млрд литров. Только в США, на чью долю приходится около 50 процентов производства, сегодня действует 135 заводов, еще 76 строятся. В Бразилии каждый четвертый автомобиль ездит на биотопливе. В странах ЕС использование этанола как компонента моторного топлива закреплено законодательно. Европейцы – поборники экологической безопасности: присадки из биоэтанола снижают вредные выхлопы на 20-50 процентов. Широкое применение этанол получил в Украине, Казахстане, Китае… Россия сегодня остается одной из немногих стран, где этанол в качестве добавок к бензину не используется. Но, похоже, пребывать в числе отстающих нам остается недолго. В настоящее время сразу в пяти российских регионах проектируются или строятся заводы по производству биоэтанола. И один такой проект реализуется у нас – в Куйбышевской районе. Если называть правильно, то это не просто завод, а технологический комплекс по глубокой переработке зерна. Действительно, из обычной пшеницы здесь намерены получать множество разных продуктов: помимо биоэтанола еще глютен – ценнейший белок, который на мировом рынке идет по 1700 евро за тонну, сухие кормовые дрожжи для нужд животноводства, сухую углекислоту, востребованную не только в пищевой промышленности, но и в металлургии и других серьезных отраслях. Уже через три года предприятие выпустит первые тонны продукции, а выйдя на проектную мощность, будет перерабатывать в год около 400 тысяч тонн зерна. И вот тут возникает первый вопрос. 400 тысяч – объем немаленький. Вся Новосибирская область ежегодно производит порядка 3 миллионов тонн. Заводу требуется от этого количества примерно одна седьмая. Не жирно ли? - Мы поинтересовались в департаменте АПК – может ли область выделить нам 400 тонн пшеницы. Нам ответили – без проблем. В регионе 700 тысяч тонн товарного хлеба, все равно его продавать, так что 400 тысяч как-нибудь выделим, - рассказывает генеральный директор ООО «Каинск-БИО» Александр Капшус. Но в том-то и дело, что выделять как раз не придется. «Каинск-БИО» параллельно со строительством завода собирается развивать собственное сельхозпроизводство. Да какое! 200 тысяч гектаров пашни, 40 тракторов «Джон Дир», 80 комбайнов, столько же КамАЗов, плюс новейшие сельхозтехнологии – размах у будущей агрофирмы впечатляющий. Земель Куйбышевского района для столь масштабного проекта, конечно, маловато. Будут задействованы площади Барабинского, Чановского, Убинского, Здвинского, других сопредельных районов. Предполагается использовать не только уже имеющиеся сельхозугодья, но и осваивать брошенные, залежные участки. Многие хозяйства уже дали согласие пойти «под крыло» к новой агрофирме. Понятно – кто же откажется от новой техники и гарантированной выручки! Получается замкнутый цикл: сами выращиваем, сами перерабатываем, производство практически безотходное, экологически чистое, а оставшиеся считанные тонны ненужной органики брикетируются и превращаются в отличное удобрение – для собственных же полей. Современное оборудование чешской компании VUCHZ позволяет практически полностью автоматизировать и компьютеризировать производство. Кстати, выбрав в партнеры чешскую фирму, ООО «Каинск-БИО» со своим проектом попало в российско-чешскую программу и получило возможность взять кредит в Чешском экспортном банке, что по нынешним временам можно считать большой удачей: кредитоваться в отечественных банках сегодня слишком дорогое удовольствие, европейские процентные ставки в три-четыре раза ниже. Общая стоимость проекта, включая его агросоставляющую, – 230 миллионов евро. Срок окупаемости – четыре-пять лет с момента запуска. Звучит, конечно, фантастично, обычные сроки для таких проектов – лет двенадцать. Но если учесть исключительную востребованность продукции на рынке, высокую автоматизацию и практически «безлюдную» технологию, а также наличие собственной зерновой базы, то оптимистические расчеты вполне оправданы. Конечно, если не помешает кризис и другие негативные явления, которые предусмотреть невозможно. - И все-таки почему для строительства такого предприятия был выбран именно Куйбышев? - Ну, то, что я сам родом из этого города, сыграло, конечно, свою роль, но далеко не главную, - отвечает Александр Капшус. – Здесь сошлось множество факторов. Начнем с того, что в Куйбышеве находится знаменитый спиртзавод с 130-летней историей. Завод сейчас лежит на боку, производство остановлено, но квалифицированные кадры остались. В городе много техникумов – можно наладить обучение нужных специалистов. Нам потребуется 140 человек для завода и 400-450 для сельхозпроизводства. Как вы понимаете, в кабину «Джон Дира» просто так с «Кировца» механизатора не пересадишь, нужны обученные, высококлассные профессионалы. Помимо этого, - продолжает Александр Капшус, - в Куйбышеве имеется развитая инфраструктура. Наш участок расположен на южной окраине города, до Барабинска – рукой подать. Рядом – железнодорожная ветка и автомобильная дорога. На нашу территорию заходят два железнодорожных тупика, в 150 метрах – газовая магистраль, есть мощный энергетический узел – Барабинская ТЭЦ (что, впрочем, не помешает нам впоследствии построить собственную – на газе). Все эти плюсы, от экономической до социальной составляющей – создания новых рабочих мест, – не остались не замеченными со стороны областных властей. Проект строительства в Куйбышевском районе технологического комплекса по глубокой переработке зерна был рассмотрен и одобрен в апреле этого года на заседании Совета по инвестициям при губернаторе. Департаменту АПК дано поручение сформировать рабочую группу для содействия в реализации этого проекта, а ООО «Каинск-БИО» - доработать бизнес-план и в сентябре снова представить его на Совете. Тогда проект сможет рассчитывать на господдержку. И все было бы замечательно, но возникает еще один, пожалуй, самый важный вопрос. Переводить зерно на этанол – не слишком ли это расточительно? Все чаще можно слышать мнения, что переход на биотопливо приводит к росту цен на хлеб на мировом рынке и в конечном итоге означает подрыв продовольственной безопасности страны. Александр Капшус считает все эти возражения абсолютно надуманными. - Понятно, кому выгодно, чтобы производство биоэтанола у нас в стране не развилось, - говорит гендиректор «Каинск-БИО». – Представьте, если этаноловые добавки составляют от 5 до 15 процентов к объему топлива, это значит, что на 5-15 процентов меньше расходуется бензина. Посчитайте в масштабах страны, какие это экономические потери для нефтяной индустрии. Хотя если бы нефтяники заглянули чуть вперед, то поняли, что очень скоро их бензин без этой добавки покупать на Западе просто не будут, – и сами бы двумя руками проголосовали за развитие нашего производства. Кстати, для производства биоэтанола и других продуктов глубокой переработки вовсе не нужна качественная пшеница – вполне достаточно фуражной, 3-4 класса. Годится и битая, бракованная, даже заплесневелая, которая и свиньям на корм не идет – только на выброс. - Мы готовы будем отдавать наше качественное зерно 1-2 класса в обмен на такое никому не нужное, бросовое сырье, - обещает Александр Капшус. В общем, ясно, что элитные, твердые сорта никто на этанол перерабатывать не собирается. Но, может быть, производство биотоплива может нанести удар по кормовой базе и, соответственно, по животноводству? - Ничего подобного, скорее наоборот, - продолжает Александр Капшус. – Любой животновод знает, что ценность кормов измеряется не в килограммах, а в кормовых единицах. Смотрите, здесь очень простая арифметика: на килограмм привеса требуется 6 кг зерна. Если мы возьмем обычный комбикорм, то его понадобится почти вдвое меньше – 3,5 килограмма. А современных комбипродуктов, которые мы намерены производить на нашем заводе, - еще меньше. Ведь мясо «растет» с белка, с протеина – с того самого глютена, остальное уходит, извините, в навоз. Оказывается, с глубокой переработкой зерна мы получаем то же самое количество кормовых единиц плюс еще целый ряд ценных и востребованных на рынке продуктов. Действительно, арифметика очень простая. - Торговать «сырым» зерном – все равно что железной рудой, - подводит итог Александр Капшус. – Ведь очевидно, что куда выгоднее выплавлять из руды сталь и получать прокат, а еще лучше – делать из него станки. Точно так же заниматься глубокой переработкой зерна с точки зрения экономики гораздо интереснее, чем просто продавать «сырье». Это поняли уже во всем мире, а скоро поймут и у нас.

Проект строительства предприятия по глубокой переработке зерна разрабатывается уже два года. Производство рассчитано на переработку 400 тыс. тонн зерна в год. Главные продукты переработки: биоэтанол – 100 тыс. тонн в год, глютен – 75 тысяч тонн в год, сухие кормовые дрожжи – 120 тысяч тонн, сухая углекислота – до 70 тысяч тонн. Производство планируется запустить в мае 2012 года, а к 2013-ому завод должен выйти на проектную мощность. Предполагается, что к этому времени он будет выпускать продукции на 4,6 млрд руб. в год.


Читайте также