Сибкрай.ru

Игроки «Ночного дозора» всю ночь шныряли по гнилым местам и получили от бомжей цветы

«Ночной Дозор! Всем выйти из сумрака!», – так говорил герой одноименной книги Сергея Лукьяненко. То же самое произнесла я, попав в заброшенное здание по улице Краснодонской, 15. Что я там делала в час ночи? Играла в «Dozor». Собрались в Академгородке, купили фонарей, заправили машины и разделились на экипажи. Мне достались «Волга» 90-го года выпуска, о которой еще будет сказано, и трое веселых ребят. – Автор выбирает тему, определяется район игры – «дозотория», подбираются места для игры, часто приходится ездить, искать. После этого придумываются задания и пишутся коды. На самом деле это долгое и кропотливое занятие, на которое тратится много сил. Если не выкладываться по полной программе, то игра кажется скучной и неинтересной», – рассказывает Екатерина Сотникова, организатор игры в Новосибирске. Загадываемое место должно быть полуразрушенным, заброшенным и таинственным, а с этим появляется риск несчастных случаев, который организаторы стараются снизить до минимального уровня. Здания тщательно проверяются, если возможно обрушение балок и стен, оно не берется в игру и подыскивается более «дозороустойчивое». Но все равно, от ушибов, царапин и растяжений вас никто не убережет. В «Dozor» играют более 120 городов, правила игры одинаковы как в Москве, так и в Ленинск-Кузнецке. Главное – это команда, которая сближается за эти шесть часов, находясь в постоянном поиске, люди, которые помогают друг другу карабкаться на отвесные стены и разгадывать задания. …В тот день мы ушли в «Dozor». Такое название отсылает к временам набегов и завоеваний, когда воины отправлялись в разведку, сооружали защитные рвы вокруг осаждаемой крепости и оставляли у ворот дозорных, которые следили за возможным наступлением врага. Мы торопились в город, поэтому получили от нашего вожака, Дениса Масленникова – а в «Dozore» Disanta, единственного с опытом игры – небольшое количество информации: для участия требуется минимум три экипажа, начало мероприятия в десять часов вечера, конец — в шесть утра (это многих остановило, потому что не у каждого есть столько сил ночью). Задача – найти коды (какие коды, как они выглядят, нам никто не сообщил). Именно поэтому первую половину игры мы собирали все попавшиеся на глаза слова и цифры, которые, как нам казалось, могли быть кодами, и сбрасывали в штаб, который «выходил из себя», ну а нам ничего не оставалось, как ссылаться на свою неопытность. Расселись по машинам. Погнали. Я хотела занять место рядом с водителем и выполнять функцию штурмана, но ребята поставили мне диагноз «топографический кретинизм и отсутствие навыка работы с ПК», а с такой болезнью вперед не сядешь. Дальше все завертелось: начали поступать задания на сайт, который необходимо постоянно обновлять, чтобы ничего не пропустить, связываться с остальными ребятами по ICQ и мобильным телефонам, разворачивать огромную бумажную карту города Новосибирска, следить за сигналом JPS, принимать звонки из штаба и ломать голову над загадкой, а водителю еще и следить за дорогой, во всей этой суматохе в нашей машине появилась еще одна проблема — сама машина. «Волга» требовала к себе максимум внимания, поэтому, когда остальные экипажи устраивали себе отдых, мы ехали на СТО, чинить нашу ласточку. За постоянные опоздания на место действия, сбои с Интернетом и мобильной связью, а как следствие этого отсутствие информации о нашем местоположении, нас прозвали «Маховик Смерти», который запущен и в итоге догонит всех. Кстати, так и случилось, последнее задание по счастливой случайности сделали мы, и разгадали, и первые приехали, и код нашли сами, что так и осталось паранормальным. А нормального в этой игре мало. Если у вас хорошее воображение, то вы сразу догадаетесь, откуда вам знакомо это заброшенное темное здание с полуобвалившимися стенами. Конечно! Оно из последнего фильма ужасов, который вы смотрели. Мы с ребятами, хоть и останавливались по независящим от нас причинам довольно часто, но в самых колоритных местах успели побывать. Коллекторы, заброшенные водонапорные башни и разрушенный диспансер помощи пострадавшим при ядерных авариях. Пролезть с фонариком по подземному проходу, в полусогнутом состоянии, ободрать руки и угодить в грязь неизвестного происхождения – все это «Dozor», но как бы вам ни было страшно, это своего рода экстрим, которого нам так не хватает. Организаторы «Dozora» знают толк в гнилых местечках, и если в истории Англии это местожительства с минимальным количеством людей, то в «дозорном» понимании это локации, где обитают люди без определенного места жительства, с алкогольной и наркотической зависимостью. Нашим предпоследним заданием была постройка на Левом берегу. Прибежали на детскую площадку, в конце которой находилось то, что интересовало нас, — заброшенный фундамент, с боку которого виднелся небольшой проем. Ребята ринулись к нему, а я остановилась, слушая разговор двух молодых людей, которые уже вылезли из «тьмы». За несколько секунда я узнаю, что они уже два года играют, но такого еще не видели – «вот таких» крыс и тараканов. Не прошло и пяти минут, как из-за угла вышла компания жителей трущоб. Две женщины заинтересовались происходящим и подошли ко мне, подарили мне цветы, от которых просто нельзя было отказаться, чтобы не вызвать агрессию у маргинального слоя населения. Выяснилось, что место, которое было выбрано организаторами для проведения задания, было «квартирой» вновь прибывших. Мы извинились за посягательство на личное пространство и начали объяснять, что играем, ищем коды, бегаем всю ночь. Это вызвало неописуемый восторг у слушателей, только одна женщина постоянно волновалась за свои вещи, которые были там «аккуратненько сложены». Через несколько минут вылезли наши ребята, мы попрощались и пошли к машине. Код так и не нашли, в итоге – седьмое место из десяти. Для первого раза неплохо. Если вы один раз попробуете сыграть в «Dozor», вам непременно захочется еще. Помимо захватывающего развития событий, такое времяпрепровождение может вылечить от фобий темноты, маленьких пространств и приведений, а главное, поможет не бояться людей.

«Ночной Дозор! Всем выйти из сумрака!», – так говорил герой одноименной книги Сергея Лукьяненко. То же самое произнесла я, попав в заброшенное здание по улице Краснодонской, 15. Что я там делала в час ночи? Играла в «Dozor». Собрались в Академгородке, купили фонарей, заправили машины и разделились на экипажи. Мне достались «Волга» 90-го года выпуска, о которой еще будет сказано, и трое веселых ребят. – Автор выбирает тему, определяется район игры – «дозотория», подбираются места для игры, часто приходится ездить, искать. После этого придумываются задания и пишутся коды. На самом деле это долгое и кропотливое занятие, на которое тратится много сил. Если не выкладываться по полной программе, то игра кажется скучной и неинтересной», – рассказывает Екатерина Сотникова, организатор игры в Новосибирске. Загадываемое место должно быть полуразрушенным, заброшенным и таинственным, а с этим появляется риск несчастных случаев, который организаторы стараются снизить до минимального уровня. Здания тщательно проверяются, если возможно обрушение балок и стен, оно не берется в игру и подыскивается более «дозороустойчивое». Но все равно, от ушибов, царапин и растяжений вас никто не убережет. В «Dozor» играют более 120 городов, правила игры одинаковы как в Москве, так и в Ленинск-Кузнецке. Главное – это команда, которая сближается за эти шесть часов, находясь в постоянном поиске, люди, которые помогают друг другу карабкаться на отвесные стены и разгадывать задания. …В тот день мы ушли в «Dozor». Такое название отсылает к временам набегов и завоеваний, когда воины отправлялись в разведку, сооружали защитные рвы вокруг осаждаемой крепости и оставляли у ворот дозорных, которые следили за возможным наступлением врага. Мы торопились в город, поэтому получили от нашего вожака, Дениса Масленникова – а в «Dozore» Disanta, единственного с опытом игры – небольшое количество информации: для участия требуется минимум три экипажа, начало мероприятия в десять часов вечера, конец — в шесть утра (это многих остановило, потому что не у каждого есть столько сил ночью). Задача – найти коды (какие коды, как они выглядят, нам никто не сообщил). Именно поэтому первую половину игры мы собирали все попавшиеся на глаза слова и цифры, которые, как нам казалось, могли быть кодами, и сбрасывали в штаб, который «выходил из себя», ну а нам ничего не оставалось, как ссылаться на свою неопытность. Расселись по машинам. Погнали. Я хотела занять место рядом с водителем и выполнять функцию штурмана, но ребята поставили мне диагноз «топографический кретинизм и отсутствие навыка работы с ПК», а с такой болезнью вперед не сядешь. Дальше все завертелось: начали поступать задания на сайт, который необходимо постоянно обновлять, чтобы ничего не пропустить, связываться с остальными ребятами по ICQ и мобильным телефонам, разворачивать огромную бумажную карту города Новосибирска, следить за сигналом JPS, принимать звонки из штаба и ломать голову над загадкой, а водителю еще и следить за дорогой, во всей этой суматохе в нашей машине появилась еще одна проблема — сама машина. «Волга» требовала к себе максимум внимания, поэтому, когда остальные экипажи устраивали себе отдых, мы ехали на СТО, чинить нашу ласточку. За постоянные опоздания на место действия, сбои с Интернетом и мобильной связью, а как следствие этого отсутствие информации о нашем местоположении, нас прозвали «Маховик Смерти», который запущен и в итоге догонит всех. Кстати, так и случилось, последнее задание по счастливой случайности сделали мы, и разгадали, и первые приехали, и код нашли сами, что так и осталось паранормальным. А нормального в этой игре мало. Если у вас хорошее воображение, то вы сразу догадаетесь, откуда вам знакомо это заброшенное темное здание с полуобвалившимися стенами. Конечно! Оно из последнего фильма ужасов, который вы смотрели. Мы с ребятами, хоть и останавливались по независящим от нас причинам довольно часто, но в самых колоритных местах успели побывать. Коллекторы, заброшенные водонапорные башни и разрушенный диспансер помощи пострадавшим при ядерных авариях. Пролезть с фонариком по подземному проходу, в полусогнутом состоянии, ободрать руки и угодить в грязь неизвестного происхождения – все это «Dozor», но как бы вам ни было страшно, это своего рода экстрим, которого нам так не хватает. Организаторы «Dozora» знают толк в гнилых местечках, и если в истории Англии это местожительства с минимальным количеством людей, то в «дозорном» понимании это локации, где обитают люди без определенного места жительства, с алкогольной и наркотической зависимостью. Нашим предпоследним заданием была постройка на Левом берегу. Прибежали на детскую площадку, в конце которой находилось то, что интересовало нас, — заброшенный фундамент, с боку которого виднелся небольшой проем. Ребята ринулись к нему, а я остановилась, слушая разговор двух молодых людей, которые уже вылезли из «тьмы». За несколько секунда я узнаю, что они уже два года играют, но такого еще не видели – «вот таких» крыс и тараканов. Не прошло и пяти минут, как из-за угла вышла компания жителей трущоб. Две женщины заинтересовались происходящим и подошли ко мне, подарили мне цветы, от которых просто нельзя было отказаться, чтобы не вызвать агрессию у маргинального слоя населения. Выяснилось, что место, которое было выбрано организаторами для проведения задания, было «квартирой» вновь прибывших. Мы извинились за посягательство на личное пространство и начали объяснять, что играем, ищем коды, бегаем всю ночь. Это вызвало неописуемый восторг у слушателей, только одна женщина постоянно волновалась за свои вещи, которые были там «аккуратненько сложены». Через несколько минут вылезли наши ребята, мы попрощались и пошли к машине. Код так и не нашли, в итоге – седьмое место из десяти. Для первого раза неплохо. Если вы один раз попробуете сыграть в «Dozor», вам непременно захочется еще. Помимо захватывающего развития событий, такое времяпрепровождение может вылечить от фобий темноты, маленьких пространств и приведений, а главное, поможет не бояться людей.


Читайте также