Сибкрай.ru

В «Бабье лето» барды поют вместе с милиционерами


Arial<#two#>>Эти заметки предназначены не для бардов – они и так все про себя знают. Эти заметки предназначены для тех, кто ни разу не был на фестивале авторской песни. Непоющих среди нас гораздо больше, чем поющих (чего не сказать о непьющих и пьющих). Но, как считает зачинатель новой волны бардовской песни в Новосибирскеhttp://sibkray.ru/news/2009-7-10/3575/<#two#>>Владимир Аникеев, Arial<#two#>>хорошо бы, чтобы в это движение вливались абсолютно все слои населения, начиная от детишек и заканчивая пенсионерами. «Фестивали должны проводиться регулярно и привлекать как можно больше исполнителей, иначе наш корабль потеряет плавучесть», – не устает повторять он,  организовывая свои бардфесты, участвуя чуть ли не во всех, устраиваемых в Сибири. Ведь когда человек поет, он преображается.  Ему просто-напросто становится хорошо – что еще раз подтвердило «Бабье лето-2009». 

Arial<#two#>>Чтобы стать полноценным участником этого дела, нужно не только привезти с собой новые песни. Требуется хорошо отдохнуть перед фестивалем и зарезервировать пару дней для отсыпания после него. Ибо здесь поют с утра до вечера без перерыва на сон, а еда сама по себе готовится в котелке. Барды из Юрги, передавая гитару по кругу, вообще не замолкают ни на минуту – даже в восемь утра в воскресенье, когда весь лагерь лежит без сознания, вокруг их костра раздаются бодрые гимны уже из советского репертуара. Они поют, разрезая на прощанье арбуз, поют, сворачивая палатки, поют, рассаживаясь по авто.Уезжая, одна девушка сказала, что только на фестивале можно подойти к чьему-то столу, взять печенюшку, об которую затушили вчера сигарету, выудить из котелка с супом жирную ложку, зачерпнуть ею из банки сгущенку, полить печенюшку. Съесть это всухомятку. И быть при этом абсолютно счастливой. 

Arial<#two#>>Такое состояние души понятно только чокнутым людям, как любовно называет их директор «Бабьего лета» Александр Николаев. И никакой кризис им не помеха, наоборот, чем сложнее время, тем глубже поэзия. Тем более кризис не помеха рьяному стремлению к микрофону, где слышно громче, чем у костра. Пусть будут слушать всего пятеро, но будут же!

Arial<#two#>>На сцене может выступить любой желающий, будь он начинающий автор-исполнитель или поэт-дилетант. Но это на малой сцене. Чтобы пробиться на главную, нужно пройти прослушку в своей номинации. Отборочное жюри всегда крайнее – ночью приходится выяснять отношения, устало объяснять несчастным и оскорбленным, почему они не прошли в гала-концерт, и шутить, что их, крайних, до сих пор не побили. Три аккорда про любовь-морковь – устаревшее представление об авторской песне. Конечно, по сей день на бардовские тусовки собираются те, кто ямба от хорея не может отличить, но именно здесь они понимают, какие мэтры рядом и куда расти. В свое время многие здесь начинали, «Бабье лето» кому только ни дало путевку в жизнь. На 15-м фесте кемеровчанка Людмила Катерисова получила звание, затем стала лауреатом «Груши», а теперь, рассказывает Александр Николаев, она нарасхват в Москве. А еще раньше здесь дебютировал Николай Старченков из Тюмени. В 93-м он впервые исполнил песню «Бабье лето» – теперь ее поют по всей стране, она стала гимном фестиваля, которому и была посвящена. Автор – в жюри «Бабьего лета-2009»,  рядом с таким же маститым Анатолием Киреевым из Челябинска.

Arial<#two#>>Они-то и выискивают новые таланты, высматривают их среди непритязательных мурлык под гитару, не стремящихся к творческому росту. «Если на фестивале одна-единственная песня родится – это здорово. Ведь песня – это штучный товар. Даже одна строчка, одни аккордик может стать знаковым», – говорит Александр Николаев.

Arial<#two#>>В этом году он отметил творческую эволюцию Александра Чернова из Канска и Игоря Игумнова из Омска, хотя они не впервые стали лауреатами. А дебют новосибирских учителей Натальи Кривцовой и Надежды Дмитриевой отстояли для участияв конкурсе  Владимир Аникеев и Наталья Кротенко, проводившие прослушивание в номинации «Дуэты,  ансамбли». При этом был отмечен удачный выбор репертуара, но если на следующtем фестивале они не покажут Arial<#two#>>качественного роста, то этот номер может не пройти. Новички исполнили  песню ушедшей в мир иной Любови Захарченко, которую любили все барды, – и попали не только в собственную психофизику, но и в струю, тему, настроение. «Вообще-то мы не выступаем, поем у нас на кухне – там акустика хорошая! Вот, впервые на фестиваль выбрались», – смущенно говорят дебютанты, с удовольствием превращаясь из учителей в учеников.

Arial<#two#>>Ежегодно на «Бабье лето» съезжаются от трех до восьми тысяч человек. Точное количество гостей и участников подсчитать невозможно – палатки поставлены впритык, количество поселенцев в них постоянно меняется. Кто-то приезжает всего на день, подыскивая более комфортный ночлег, кто-то, кого и не ждали вовсе, является посреди гала-концерта. По словам директора фестиваля Александра Николаева, «Бабье лето» позиционируется как мероприятие для всех, вне зависимости от возраста, вероисповедания, политических убеждений. Юргинские власти поддерживают «Бабье лето» как праздник для горожан,  а наша ведущая партия предоставила для лауреатов и дипломантов аж 40 призов, помимо того что курирует детскую площадку.

Arial<#two#>>Юрга находится на пересечении бардовский путей – сюда удобно добираться из Новосибирска, Новокузнецка, Кемерова, Томска, Иркутска, Красноярска… Дорога простая, а стоянка находится сразу за городом, в парке на берегу Юргинского водохранилища, где местные привыкли отдыхать, попивая ресторанное пивко и потребляя попсу. А в конце августа они приходят сюда, чтобы приобщиться к атмосфере радости и единения – даже седые старушки подолгу сидят в зрительном зале под открытым небом, покачивая головой в такт задумчивым переборам струн. Кстати, в первый день фестиваля из летнего кафе доносилось отупляющее дурилово, перекрывающее близлежащие песнопения у костра, а во второй уже ничего не мешало чистоте жанра – руководству удалось убедить предпринимателя, арендующего здесь землю.

Arial<#two#>>Разумеется, не так все благостно. Юргинские гопники тоже любят сюда наведываться – в прошлом году во время фестиваля одномоментно были повязаны два десятка отморозков, явившихся в гости, а в этом установлена мощная охрана. Но редко когда милиция бывает так доброжелательна к тем, кого защищает. Стражи в погонах сидят у бардовских костров и жмут руки на прощанье.

Arial<#two#>>Раньше «Бабье лето» проходило у села Зеледеево на Томи. Четыре года назад среди учредителей произошел раскол, и фестиваль разделился на два рукава. Теперь бардовский слет под одним и тем же названием, более того, в одно и то же время базируется в двух местах сразу – под Юргой и под Томском. Кто-то выбирает одно, кто-то другое. Не забывайте, чем больше бардов, тем лучше. И если вы не желаете их слушать, то и ладно, они примутся петь сами для себя. Круглые сутки. И будут абсолютно счастливы.


Arial<#two#>>Эти заметки предназначены не для бардов – они и так все про себя знают. Эти заметки предназначены для тех, кто ни разу не был на фестивале авторской песни. Непоющих среди нас гораздо больше, чем поющих (чего не сказать о непьющих и пьющих). Но, как считает зачинатель новой волны бардовской песни в Новосибирскеhttp://sibkray.ru/news/2009-7-10/3575/<#two#>>Владимир Аникеев, Arial<#two#>>хорошо бы, чтобы в это движение вливались абсолютно все слои населения, начиная от детишек и заканчивая пенсионерами. «Фестивали должны проводиться регулярно и привлекать как можно больше исполнителей, иначе наш корабль потеряет плавучесть», – не устает повторять он,  организовывая свои бардфесты, участвуя чуть ли не во всех, устраиваемых в Сибири. Ведь когда человек поет, он преображается.  Ему просто-напросто становится хорошо – что еще раз подтвердило «Бабье лето-2009». 

Arial<#two#>>Чтобы стать полноценным участником этого дела, нужно не только привезти с собой новые песни. Требуется хорошо отдохнуть перед фестивалем и зарезервировать пару дней для отсыпания после него. Ибо здесь поют с утра до вечера без перерыва на сон, а еда сама по себе готовится в котелке. Барды из Юрги, передавая гитару по кругу, вообще не замолкают ни на минуту – даже в восемь утра в воскресенье, когда весь лагерь лежит без сознания, вокруг их костра раздаются бодрые гимны уже из советского репертуара. Они поют, разрезая на прощанье арбуз, поют, сворачивая палатки, поют, рассаживаясь по авто.Уезжая, одна девушка сказала, что только на фестивале можно подойти к чьему-то столу, взять печенюшку, об которую затушили вчера сигарету, выудить из котелка с супом жирную ложку, зачерпнуть ею из банки сгущенку, полить печенюшку. Съесть это всухомятку. И быть при этом абсолютно счастливой. 

Arial<#two#>>Такое состояние души понятно только чокнутым людям, как любовно называет их директор «Бабьего лета» Александр Николаев. И никакой кризис им не помеха, наоборот, чем сложнее время, тем глубже поэзия. Тем более кризис не помеха рьяному стремлению к микрофону, где слышно громче, чем у костра. Пусть будут слушать всего пятеро, но будут же!

Arial<#two#>>На сцене может выступить любой желающий, будь он начинающий автор-исполнитель или поэт-дилетант. Но это на малой сцене. Чтобы пробиться на главную, нужно пройти прослушку в своей номинации. Отборочное жюри всегда крайнее – ночью приходится выяснять отношения, устало объяснять несчастным и оскорбленным, почему они не прошли в гала-концерт, и шутить, что их, крайних, до сих пор не побили. Три аккорда про любовь-морковь – устаревшее представление об авторской песне. Конечно, по сей день на бардовские тусовки собираются те, кто ямба от хорея не может отличить, но именно здесь они понимают, какие мэтры рядом и куда расти. В свое время многие здесь начинали, «Бабье лето» кому только ни дало путевку в жизнь. На 15-м фесте кемеровчанка Людмила Катерисова получила звание, затем стала лауреатом «Груши», а теперь, рассказывает Александр Николаев, она нарасхват в Москве. А еще раньше здесь дебютировал Николай Старченков из Тюмени. В 93-м он впервые исполнил песню «Бабье лето» – теперь ее поют по всей стране, она стала гимном фестиваля, которому и была посвящена. Автор – в жюри «Бабьего лета-2009»,  рядом с таким же маститым Анатолием Киреевым из Челябинска.

Arial<#two#>>Они-то и выискивают новые таланты, высматривают их среди непритязательных мурлык под гитару, не стремящихся к творческому росту. «Если на фестивале одна-единственная песня родится – это здорово. Ведь песня – это штучный товар. Даже одна строчка, одни аккордик может стать знаковым», – говорит Александр Николаев.

Arial<#two#>>В этом году он отметил творческую эволюцию Александра Чернова из Канска и Игоря Игумнова из Омска, хотя они не впервые стали лауреатами. А дебют новосибирских учителей Натальи Кривцовой и Надежды Дмитриевой отстояли для участияв конкурсе  Владимир Аникеев и Наталья Кротенко, проводившие прослушивание в номинации «Дуэты,  ансамбли». При этом был отмечен удачный выбор репертуара, но если на следующtем фестивале они не покажут Arial<#two#>>качественного роста, то этот номер может не пройти. Новички исполнили  песню ушедшей в мир иной Любови Захарченко, которую любили все барды, – и попали не только в собственную психофизику, но и в струю, тему, настроение. «Вообще-то мы не выступаем, поем у нас на кухне – там акустика хорошая! Вот, впервые на фестиваль выбрались», – смущенно говорят дебютанты, с удовольствием превращаясь из учителей в учеников.

Arial<#two#>>Ежегодно на «Бабье лето» съезжаются от трех до восьми тысяч человек. Точное количество гостей и участников подсчитать невозможно – палатки поставлены впритык, количество поселенцев в них постоянно меняется. Кто-то приезжает всего на день, подыскивая более комфортный ночлег, кто-то, кого и не ждали вовсе, является посреди гала-концерта. По словам директора фестиваля Александра Николаева, «Бабье лето» позиционируется как мероприятие для всех, вне зависимости от возраста, вероисповедания, политических убеждений. Юргинские власти поддерживают «Бабье лето» как праздник для горожан,  а наша ведущая партия предоставила для лауреатов и дипломантов аж 40 призов, помимо того что курирует детскую площадку.

Arial<#two#>>Юрга находится на пересечении бардовский путей – сюда удобно добираться из Новосибирска, Новокузнецка, Кемерова, Томска, Иркутска, Красноярска… Дорога простая, а стоянка находится сразу за городом, в парке на берегу Юргинского водохранилища, где местные привыкли отдыхать, попивая ресторанное пивко и потребляя попсу. А в конце августа они приходят сюда, чтобы приобщиться к атмосфере радости и единения – даже седые старушки подолгу сидят в зрительном зале под открытым небом, покачивая головой в такт задумчивым переборам струн. Кстати, в первый день фестиваля из летнего кафе доносилось отупляющее дурилово, перекрывающее близлежащие песнопения у костра, а во второй уже ничего не мешало чистоте жанра – руководству удалось убедить предпринимателя, арендующего здесь землю.

Arial<#two#>>Разумеется, не так все благостно. Юргинские гопники тоже любят сюда наведываться – в прошлом году во время фестиваля одномоментно были повязаны два десятка отморозков, явившихся в гости, а в этом установлена мощная охрана. Но редко когда милиция бывает так доброжелательна к тем, кого защищает. Стражи в погонах сидят у бардовских костров и жмут руки на прощанье.

Arial<#two#>>Раньше «Бабье лето» проходило у села Зеледеево на Томи. Четыре года назад среди учредителей произошел раскол, и фестиваль разделился на два рукава. Теперь бардовский слет под одним и тем же названием, более того, в одно и то же время базируется в двух местах сразу – под Юргой и под Томском. Кто-то выбирает одно, кто-то другое. Не забывайте, чем больше бардов, тем лучше. И если вы не желаете их слушать, то и ладно, они примутся петь сами для себя. Круглые сутки. И будут абсолютно счастливы.



Читайте также