Сибкрай.ru

Под крышей «Старого дома» собрались зоофилы, геи и шлюхи

В «Золотом осле» можно найти элементы индийского кино и боевика. Полуобнаженных дам, сексуально активных молодых людей. «Клубничку» и «развесистую клюкву». А также множество позолоченных предметов. Сюжет единственного дошедшего до нас сатирического античного романа Апулея Луция таков: герой Луций прибывает в город Гипату и останавливается в доме некоего Милона, который «набит деньгами, страшный богатей, но скуп донельзя и всем известен как человек преподлый и прегрязный». Луций – мужчина молодой, не дурак выпить и «перепихнуться» с кем бог Эрот пошлет. В доме Милона ему представляется такая возможность – у него завязывается романчик со служанкой Фотидой, которая открывает любовнику тайну своей хозяйки. Оказывается, Памфила (так зовут жену Милона) с помощью чудесной мази может превращаться в сову. Луций не в меру любопытен и безоглядно верит в сказки: буквально жаждет сам в кого-нибудь превратиться. И, в итоге, превращается. Правда, не в птицу. А в осла. В этом облике ему и придется жить аж до самого конца романа, пока не отведает лепестков розы. Но всякий раз, как он видит очередной розовый куст, на его пути возникают различные препятствия. В частности, осел становится собственностью шайки разбойников, слушает байки и сказки – в том числе об Амуре и Психее, и постепенно окончательно теряет все человеческое. Кроме способности жрать людскую пищу и заниматься сексом с мужчинами и женщинами. Режиссером-постановщиком античной авантюры (так обозначен жанр представления) выступает ученик Товстоногова, профессор Высшей театральной школы в Гетеборге Александр Нордштрем (Швеция). В одном из интервью режиссер так рассказал о причинах, побудивших его взяться за Апулея: - Этот роман привлекал меня давно. Давно хотелось вернуться к истокам европейской культуры – к античному роману и театру. Еще Пушкин говорил в своем «Евгении Онегине»: «В те дни, когда в садах Лицея я безмятежно расцветал, читал охотно Апулея, а Цицерона не читал». Вот теперь мы вместе с актерами театра «Старый дом» «читаем» Апулея и, надеюсь, «охотно». Надо сказать, Александр Нордштрем весьма бережно обошелся с исходным текстом. Правда, на пользу спектаклю это вряд ли пошло: дело в том, что роман Апулея – это, по сути, набор историй, анекдотов. Связанных, разве что, фигурой главного героя. Для адекватного перевода на сцену этого произведения простого цитирования явно недостаточно. А драматургической основы, по сути, нет. Результат – временами зритель перестает вообще понимать, что происходит под крышей «Старого дома». Что же зритель видит? Зритель видит, что наш любвеобильный молодой человек переживает страшные мучения: сначала ослика (Егор Голдырев) насилует какая-то неизвестная баба (Лариса Чернобаева). Затем, компания непонятно откуда появившихся транссексуалов-зоофилов также совершают над несчастным животным насильственные действия сексуального характера. Персонажи спектакля легко меняют современные одежды на тоги, и наоборот. Иногда почему-то переходят на украинский (возможно, тут имеет место политическая сатира? сейчас же это так модно!). И вообще, действие периодически превращается в пьяный бред – также бессвязно и излишне громко. Что касается работы художника, нельзя не отметить, что, например, Владимир Казанский в костюме виноградной грозди очень напоминает рекламу какого-то фруктового сока. А Купидон (он же Амур, он же Эрот, в исполнении того же Егора Голдырева) в тоге и с крыльями весьма похож на золоченого бройлерного цыпленка. Куклы – фрески, возможно, и хороши. Только в общем бардаке, который происходит на сцене, не находят себе достойного применения. Хотя, безусловно, приятной неожиданностью для зрителя должна стать внезапная демонстрация ослиного полового органа. Надо же народу показать, из-за чего весь сыр-бор. Вывод из всех своих приключений Луций делает неожиданный: «Я не сделался благоразумным, - сообщает он публике. - Но стал, хотя бы, многоопытным». - Может быть, и такой спектакль найдет своего зрителя, - сказал корреспонденту Сибкрай.ru в антракте экс-начальник департамента культуры администрации Новосибирской области Валерий Бродский.

В «Золотом осле» можно найти элементы индийского кино и боевика. Полуобнаженных дам, сексуально активных молодых людей. «Клубничку» и «развесистую клюкву». А также множество позолоченных предметов. Сюжет единственного дошедшего до нас сатирического античного романа Апулея Луция таков: герой Луций прибывает в город Гипату и останавливается в доме некоего Милона, который «набит деньгами, страшный богатей, но скуп донельзя и всем известен как человек преподлый и прегрязный». Луций – мужчина молодой, не дурак выпить и «перепихнуться» с кем бог Эрот пошлет. В доме Милона ему представляется такая возможность – у него завязывается романчик со служанкой Фотидой, которая открывает любовнику тайну своей хозяйки. Оказывается, Памфила (так зовут жену Милона) с помощью чудесной мази может превращаться в сову. Луций не в меру любопытен и безоглядно верит в сказки: буквально жаждет сам в кого-нибудь превратиться. И, в итоге, превращается. Правда, не в птицу. А в осла. В этом облике ему и придется жить аж до самого конца романа, пока не отведает лепестков розы. Но всякий раз, как он видит очередной розовый куст, на его пути возникают различные препятствия. В частности, осел становится собственностью шайки разбойников, слушает байки и сказки – в том числе об Амуре и Психее, и постепенно окончательно теряет все человеческое. Кроме способности жрать людскую пищу и заниматься сексом с мужчинами и женщинами. Режиссером-постановщиком античной авантюры (так обозначен жанр представления) выступает ученик Товстоногова, профессор Высшей театральной школы в Гетеборге Александр Нордштрем (Швеция). В одном из интервью режиссер так рассказал о причинах, побудивших его взяться за Апулея: - Этот роман привлекал меня давно. Давно хотелось вернуться к истокам европейской культуры – к античному роману и театру. Еще Пушкин говорил в своем «Евгении Онегине»: «В те дни, когда в садах Лицея я безмятежно расцветал, читал охотно Апулея, а Цицерона не читал». Вот теперь мы вместе с актерами театра «Старый дом» «читаем» Апулея и, надеюсь, «охотно». Надо сказать, Александр Нордштрем весьма бережно обошелся с исходным текстом. Правда, на пользу спектаклю это вряд ли пошло: дело в том, что роман Апулея – это, по сути, набор историй, анекдотов. Связанных, разве что, фигурой главного героя. Для адекватного перевода на сцену этого произведения простого цитирования явно недостаточно. А драматургической основы, по сути, нет. Результат – временами зритель перестает вообще понимать, что происходит под крышей «Старого дома». Что же зритель видит? Зритель видит, что наш любвеобильный молодой человек переживает страшные мучения: сначала ослика (Егор Голдырев) насилует какая-то неизвестная баба (Лариса Чернобаева). Затем, компания непонятно откуда появившихся транссексуалов-зоофилов также совершают над несчастным животным насильственные действия сексуального характера. Персонажи спектакля легко меняют современные одежды на тоги, и наоборот. Иногда почему-то переходят на украинский (возможно, тут имеет место политическая сатира? сейчас же это так модно!). И вообще, действие периодически превращается в пьяный бред – также бессвязно и излишне громко. Что касается работы художника, нельзя не отметить, что, например, Владимир Казанский в костюме виноградной грозди очень напоминает рекламу какого-то фруктового сока. А Купидон (он же Амур, он же Эрот, в исполнении того же Егора Голдырева) в тоге и с крыльями весьма похож на золоченого бройлерного цыпленка. Куклы – фрески, возможно, и хороши. Только в общем бардаке, который происходит на сцене, не находят себе достойного применения. Хотя, безусловно, приятной неожиданностью для зрителя должна стать внезапная демонстрация ослиного полового органа. Надо же народу показать, из-за чего весь сыр-бор. Вывод из всех своих приключений Луций делает неожиданный: «Я не сделался благоразумным, - сообщает он публике. - Но стал, хотя бы, многоопытным». - Может быть, и такой спектакль найдет своего зрителя, - сказал корреспонденту Сибкрай.ru в антракте экс-начальник департамента культуры администрации Новосибирской области Валерий Бродский.


Читайте также