Сибкрай.ru

Снегоходы восстали на площади Ленина

Почему эти механизмы называются снегоходами, если они летают, как птицы? Почти два часа над площадью Ленина творилось нечто: человек, оседлавший машину, поднимал ее вверх, стремительно описывал дугу в воздухе, умудряясь при этом сделать стойку на руках. Толпа взревела, впервые в своей жизни увидев бэк флип – сальто назад вместе с 230-килограммовой громадой. Казалось, еще немного, и всадник на железном коне унесется в космос, растаяв бесследно в невесомости. Звезды все поголовно спрятались от ужаса – лишь одна на пару с месяцем жмурилась в черном небе. Revolution on Machines – это прежде всего революция в понимании законов земного притяжения. Их трое, этих летучих американцев: Хис Фрисби, Исаак Шербин и Джо Парсонс. Лет им совсем немного: 19, 21 и 24. Если верить переводчику, то они сумасшедшие, ненормальные, чокнутые, безбашенные, один говорит, что мозг ему ампутировали 24 года назад, другой – что в остальном ничем от обычных людей не отличается: отработав трюки, «надевает трусы, берет гитару, идет в клуб, пьет водку». Уверяют, что в Сибири они вполне адаптировались, хотя здесь впервые. Новосибирск – второй город, где они демонстрировали snow-фристайл – едва народившийся вид спорта. 21 февраля рейдеры поставили на дыбы Екатеринбург. Там они летали над Плотинкой – над рекой Исетью, забранной в бетон. Вот бы у нас полетали над Обью, чего им стоит. Площадь Ленина оказалась явно не готова для шоу нового века. Глядя на революционные кульбиты пришельцев, зрители проявляли чудеса ловкости в силу своих возможностей. Тем более смотровые площадки для них никто не построил. Подножие Ильича, под чьим недремлющим оком происходила революция снегоходов, было усеяно людьми, как скала пингвинами. Оказалось, что для обзора вполне годятся ниши окружающих площадь зданий. Гимнасты, которым не хватило ниш, оседлали билборды, деревья, крыши машин и ларьков. Самый изобретательный гражданин взобрался на дорожный знак, для удобства согнув его пополам своей могучей грудью. Владельцы близлежащего кафе тоже совершили свою маленькую революцию: использовали свое географическое положение с максимальной пользой. Вход на второй этаж в этот вечер стоил 250 рублей. А на улице было холодно и неуютно, и бизнес состоялся. Тем, кому не хватило денег на комфорт, пришлось пить пиво прямо на морозе. Шоу и пиво – вещи нераздельные. Революция произошла и на транспорте. «Метро не работает, воспользуйтесь наземным транспортом!» – раздалось объявление в мегафон, когда в перерыве перед ударным финалом шоу перемерзший народ ломанулся в метро. Метро не смогло вместить всех желающих. А Красный проспект был перекрыт. Вот и крутись. Яна Колесинская

Фото и видео шоу.
Почему эти механизмы называются снегоходами, если они летают, как птицы? Почти два часа над площадью Ленина творилось нечто: человек, оседлавший машину, поднимал ее вверх, стремительно описывал дугу в воздухе, умудряясь при этом сделать стойку на руках. Толпа взревела, впервые в своей жизни увидев бэк флип – сальто назад вместе с 230-килограммовой громадой. Казалось, еще немного, и всадник на железном коне унесется в космос, растаяв бесследно в невесомости. Звезды все поголовно спрятались от ужаса – лишь одна на пару с месяцем жмурилась в черном небе. Revolution on Machines – это прежде всего революция в понимании законов земного притяжения. Их трое, этих летучих американцев: Хис Фрисби, Исаак Шербин и Джо Парсонс. Лет им совсем немного: 19, 21 и 24. Если верить переводчику, то они сумасшедшие, ненормальные, чокнутые, безбашенные, один говорит, что мозг ему ампутировали 24 года назад, другой – что в остальном ничем от обычных людей не отличается: отработав трюки, «надевает трусы, берет гитару, идет в клуб, пьет водку». Уверяют, что в Сибири они вполне адаптировались, хотя здесь впервые. Новосибирск – второй город, где они демонстрировали snow-фристайл – едва народившийся вид спорта. 21 февраля рейдеры поставили на дыбы Екатеринбург. Там они летали над Плотинкой – над рекой Исетью, забранной в бетон. Вот бы у нас полетали над Обью, чего им стоит. Площадь Ленина оказалась явно не готова для шоу нового века. Глядя на революционные кульбиты пришельцев, зрители проявляли чудеса ловкости в силу своих возможностей. Тем более смотровые площадки для них никто не построил. Подножие Ильича, под чьим недремлющим оком происходила революция снегоходов, было усеяно людьми, как скала пингвинами. Оказалось, что для обзора вполне годятся ниши окружающих площадь зданий. Гимнасты, которым не хватило ниш, оседлали билборды, деревья, крыши машин и ларьков. Самый изобретательный гражданин взобрался на дорожный знак, для удобства согнув его пополам своей могучей грудью. Владельцы близлежащего кафе тоже совершили свою маленькую революцию: использовали свое географическое положение с максимальной пользой. Вход на второй этаж в этот вечер стоил 250 рублей. А на улице было холодно и неуютно, и бизнес состоялся. Тем, кому не хватило денег на комфорт, пришлось пить пиво прямо на морозе. Шоу и пиво – вещи нераздельные. Революция произошла и на транспорте. «Метро не работает, воспользуйтесь наземным транспортом!» – раздалось объявление в мегафон, когда в перерыве перед ударным финалом шоу перемерзший народ ломанулся в метро. Метро не смогло вместить всех желающих. А Красный проспект был перекрыт. Вот и крутись. Яна Колесинская

Фото и видео шоу.


Читайте также