Сибкрай.ru

Кризис и электроэнергетика: прогнозы экспертов

Буквально за одно десятилетие многие из нас успели позабыть про серьезные перебои в энергоснабжении. Причина — спад экономики и, как следствие, снижение нагрузок на электроэнергетику в 1990-х годах, приведшие к серьезному избытку мощности действующих электростанций и электрических сетей. Электропотребление в стране с 1991-го по 1998 год сократилось почти на 25%. Однако начавшийся в 2000-х годах рост экономики, сопровождавшийся увеличением спроса на электроэнергию, все быстрее приближал нас к моменту возникновения дефицита. Темпы роста экономики на первых порах восстановления существенно превышали намечавшиеся в органах власти. Тогда-то и стало понятным, что отказ в период депрессии от полноценного долго- и среднесрочного планирования и прогнозирования ничего хорошего не принес. Практика показала, что компетенции по построению качественных прогнозов стали исчезать. В новых условиях постоянно меняющейся рыночной среды, а не жестких пятилетних планов развития восстановить эти функции и вывести их на новый уровень непросто. Сфера электроэнергетики являет собой хоть и частный, но яркий тому пример. Безмятежность вследствие избыточных мощностей ослабила интерес государственных органов и коммерческих структур к систематическому выполнению прогнозно-балансовых работ в электроэнергетике. Но увеличение энергопотребления в 2000-х вновь сделало актуальными вопросы управления балансами энергии и мощности. Уровень электропотребления в 2006 году составил 980 млрд кВт•ч, что было всего на 9% ниже максимума 1990 года (1 074 млрд кВт•ч). Остроты проблеме точности прогнозов будущих уровней энергопотребления придали большая неравномерность темпов роста спроса в различных регионах страны и увеличившееся в результате реформ число независимых производителей энергии. Мечты – «хотелки» – почти реальные планы Работа по восстановлению функций планирования и прогнозирования в отрасли не была мгновенной. Еще в 2003 году постановлением правительства было определено, что РАО «ЕЭС России» осуществляет общесистемные услуги по организации функционирования и развития ЕЭС России, включая информационно-аналитические работы и услуги субъектам отрасли по организации разработки прогнозных балансов электроэнергии (мощности). В рамках этих функций РАО много лет проводило ежегодное скользящее прогнозирование развития электроэнергетики на среднесрочный период. В ходе реформирования отрасли для сохранения этого вида работ в 2005 году было создано Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике (АПБЭ). Постепенно количество документов и программ развития, в основе которых лежали прогнозы будущих уровней энергопотребления, стало возрастать. Одними из первых стало появление прогнозных балансов электроэнергетики на среднесрочный период, которые были сформированы на следующие временные горизонты: 2003–2007 годы, 2004–2008 годы, 2005–2009 годы, 2006–2010 годы. Большие обсуждения вызвала инвестиционная программа РАО ЕЭС образца осени 2006 года с планами ввода до 2010 года 20,9 ГВт мощностей. А немного погодя, уже весной 2007-го, вдогонку за первой последовала новая инвестиционная программа холдинга. Озвученные в ней планы ввода 40,9 ГВт также до 2010 года произвели эффект разорвавшейся бомбы. Насчет последних «хотелок» реалистично настроенные специалисты высказывали серьезный скепсис. В основном опасения были связаны с самой возможностью осуществления таких объемов строительства в столь короткий срок. Но в тот момент почему-то мало кто говорил о заложенных в основу программ темпов прироста энергопотребления. Между тем в Новой программе РАО ЕЭС на последующие периоды был заложен среднегодовой темп прироста до 2010 года в размере 5,1%. Это при том, что среднегодовой темп увеличения электропотребления в стране за 2000–2005 годы составлял 1,7%, хоть и подскочил в 2006 году до 4,2%. Принятые в качестве основы для инвестпрограммы РАО цифры уже тогда казались ошибочными, поскольку среднегодовые темпы за четыре предшествующих ее появлению года составили всего 2,7%, что мы уже отмечали (См. «Единодушный скепсис», «Э-С», № 12 (201) за 24–30 марта 2008 г.). Наши предположения полностью подтвердились: прирост энергопотребления в 2007 году составил 2,39%, а в 2008 году — 1,9% относительно предыдущих периодов. Апофеозом после Новой инвестиционной программы стала несколько более взвешенная Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, одобренная Правительством РФ в феврале 2008 года. Цифры среднегодовых темпов прироста, заложенные в прежних программах, пусть и с некоторыми коррективами, перекочевали в Генеральную схему. В ней в качестве базового был принят прогноз, предусматривающий рост электропотребления в России к 2015 году до уровня 1 426 млрд кВт•ч. При максимально возможном варианте увеличение электропотребления в этот период должно было составить до 1 600 млрд кВт•ч. Базовый и максимальный варианты предполагали среднегодовой прирост энергопотребления на 4,1% и 5,2% соответственно. Только до 2010 года потребность во вводе новой мощности при базовом варианте, согласно генсхеме, должна была составить 34,4 ГВт. Этих темпов теперь уже долго не будет. Характерно, но в описании схемы среди основных принципов ее реализации говорилось о создании долгосрочной системы прогнозирования спроса (предложения) на электрическую энергию и мощность, и создание региональных систем прогнозирования. Кроме того, там же шла речь о создании механизма мониторинга реализации Генеральной схемы, использующего уровни электропотребления в качестве одного из показателей, позволяющего оценивать необходимость осуществления планируемых в рамках схемы мероприятий. А также определение порядка информационно-аналитического обеспечения долгосрочного прогнозирования спроса (предложения) на электрическую энергию и мощность, рассматриваемого в качестве одного из важнейших инструментов реализации Генеральной схемы. Подчеркнем, что все три принципа реализации заняли первые три места среди прочих. Это не случайность, учитывая большую капиталоемкость отрасли. Только потребность в капиталовложениях на развитие электростанций, предусмотренных генсхемой на период 2006–2015 годов, составляла 6 742,8 млрд рублей. Потребность вложений в развитие электросетевого хозяйства на 2006–2010 годы оценивалась в 717,6 млрд рублей. В тот момент вызывала сомнение готовность новых владельцев энергокомпаний произвести эти серьезные траты, к тому же имеющие под собой ошибочную, завышенную прогнозную основу. Неотработанные приемы Предполагалось, что Генсхема станет основой для закрепления инвестиционных планов, образовавшихся в результате реформы отрасли многочисленных энергетических компаний. Однако практика реализации проектов начала расходиться с планами задолго до ликвидации РАО ЕЭС и появления самой схемы. Главный тезис, который высказывали новые собственники энергокомпаний в свое оправдание, сводился к тому, что подобные огромные капитальные вложения нужно тщательно взвесить. На «взвешивание» и перекраивание параметров уходило немало времени. При этом их, видимо, не пугали достаточно ограниченные сроки реализации программ. Напомним, что при несоблюдении условий инвестиционных соглашений инвесторам придется заплатить огромные штрафы в размере 25% от стоимости инвестиционной программы компании. Причина банальна, лучше уж отказаться от возведения в пользу модернизации имеющихся мощностей и пойти на оплату штрафа, чем строить то, что не будет нужно в будущем. Несоответствие прогнозов факту говорило о том, что не все из запланированного к реализации окажется сразу же востребованным. Сказанное еще раз подтверждает, что прогноз спроса на электроэнергию является важнейшим элементом формирования адекватного баланса энергии и мощности в электроэнергетике, своевременном вводе новых мощностей и мобилизации необходимых для этого капитальных вложений. Грубые просчеты в определении потребности в электроэнергии чреваты либо торможением экономического роста, либо замораживанием значительных основных фондов. Почему так случилось, что в основу серьезных документов были положены прогнозы, столь сильно разошедшиеся с реальностью? Если не принимать во внимание желание идеологов реформы подороже продать энергетику (для чего, вероятно, и могли быть завышены прогнозы), на то есть достаточно объективные причины. Когда мы только начинали разбираться с этой темой, то обнаружили, что никакой прописанной на бумаге методики прогнозирования энергопотребления и построения балансов нет. Между тем, множество отраслевых институтов при разработке различных стратегий развития энергосистем или выполнения работ по обоснованию инвестиций отдельно взятых объектов занимаются прогнозированием. На прямые просьбы к специалистам по данной тематике — а мы обращались, например, в компании «СибКОТЭС» и «СибЭНТЦ» (входят в Группу «Е4») — предоставить хоть какой-то формально описанный подход по прогнозированию получали ответ, что он, дескать, «в голове». Собранные по сусекам отрывочные описания подходов в целом не выявили принципиального расхождения между собой. Но стало понятно и то, что на конечном результате может сказаться субъективизм людей, выполняющих прогнозную работу. Прорывом в этом деле стала вышедшая под эгидой Центра по эффективному использованию энергии осенью 2007 года «Методика и информационная база прогнозирования потребления электроэнергии по регионам России до 2015 года с перспективой до 2020 года». Думается, что ее появление прояснило многие вопросы прогнозирования энергопотребления. Авторы во введении прямо заявляют, что использовавшиеся прежде концептуально-методические подходы к прогнозированию спроса на электроэнергию нельзя назвать адекватными. Суть их состояла в том, что первоначально формировался прогноз по стране в целом, и затем его показатели разносились по регионам. Такие упрощения неверно определяли региональные особенности развития электроэнергетики, а также не учитывали особенности экономического развития регионов. Прошедший после ее появления год ознаменовался еще двумя ключевыми документами: «Прогнозным балансом электроэнергетики на 2008–2015 годы» и «Сценарными условиями развития электроэнергетики Российской Федерации на 2009–2020 годы». Насколько активно использовалась методика при разработке этих документов, неизвестно. Но, например, в прогнозном балансе при оптимистическом варианте среднегодовой темп прироста спроса в период 2008–2015 годов составит 4,3%, при умеренном — 3,7%, что в целом не очень сильно отличается от данных Генеральной схемы. Видимо, с появлением методики проблемы прогнозирования не исчерпываются и нужна тонкая доводка. Трудности реформирования Приватизация отрасли привела к вполне понятным трудностям сбора информации для анализа. Решение этой проблемы заложено в уже упомянутых выше принципах реализации генсхемы — создании системы долгосрочного прогнозирования в отрасли и ее информационно-аналитического обеспечения. Минэнерго в прошедшем году выпустило несколько документов, регламентирующих предоставление отраслевой информации в соответствующие органы (в частности в АПБЭ). С энергетической сферой вопрос решился, но пока непонятно, как быть с одной из основ информационной базы — сбором долгосрочных планов развития крупных предприятий. Ответом на кризисные явления последних месяцев стало снижение объемов производства и, как следствие, массовый пересмотр инвестиционных планов потребителей. Эти планы и раньше требовали регулярного отслеживания из-за переносов сроков и пересмотров параметров. В нынешних условиях, когда ситуация меняется буквально ежедневно, сбор подобной информации становится особенно проблематичным. Между тем кризис только прибавит спроса на работы по прогнозированию динамики и структуры электропотребления как на региональном, так и на федеральном уровнях. Но еще до наступления кризиса, проводя дополнительную оценку потенциальных рынков сбыта электрической и тепловой энергии и определения на рынке ниш, инвесторы хотели быть уверенными в возможности сбыта производимой продукции. Вслед за начавшимся в ноябре снижением энергопотребления энергетики заговорили о необходимости пересмотра параметров своих инвестиционных программ. В текущем году Минэнерго планирует скорректировать Генеральную схему. При этом отраслевые чиновники станут опираться на новые прогнозы. От их качества будут зависеть результаты корректировок и, в конечном счете, экономическая целесообразность дальнейших огромных инвестиций в отрасль. Осталось отработать методики, научиться сводить все программы воедино и начать говорить правду (если она вообще имеется). Чтобы потом не резать по живому априори завышенные инвестиционные планы. Кризис ведь только расставил все по своим местам. Вадим Чухонцев ("Эксперт-Сибирь")

Буквально за одно десятилетие многие из нас успели позабыть про серьезные перебои в энергоснабжении. Причина — спад экономики и, как следствие, снижение нагрузок на электроэнергетику в 1990-х годах, приведшие к серьезному избытку мощности действующих электростанций и электрических сетей. Электропотребление в стране с 1991-го по 1998 год сократилось почти на 25%. Однако начавшийся в 2000-х годах рост экономики, сопровождавшийся увеличением спроса на электроэнергию, все быстрее приближал нас к моменту возникновения дефицита. Темпы роста экономики на первых порах восстановления существенно превышали намечавшиеся в органах власти. Тогда-то и стало понятным, что отказ в период депрессии от полноценного долго- и среднесрочного планирования и прогнозирования ничего хорошего не принес. Практика показала, что компетенции по построению качественных прогнозов стали исчезать. В новых условиях постоянно меняющейся рыночной среды, а не жестких пятилетних планов развития восстановить эти функции и вывести их на новый уровень непросто. Сфера электроэнергетики являет собой хоть и частный, но яркий тому пример. Безмятежность вследствие избыточных мощностей ослабила интерес государственных органов и коммерческих структур к систематическому выполнению прогнозно-балансовых работ в электроэнергетике. Но увеличение энергопотребления в 2000-х вновь сделало актуальными вопросы управления балансами энергии и мощности. Уровень электропотребления в 2006 году составил 980 млрд кВт•ч, что было всего на 9% ниже максимума 1990 года (1 074 млрд кВт•ч). Остроты проблеме точности прогнозов будущих уровней энергопотребления придали большая неравномерность темпов роста спроса в различных регионах страны и увеличившееся в результате реформ число независимых производителей энергии. Мечты – «хотелки» – почти реальные планы Работа по восстановлению функций планирования и прогнозирования в отрасли не была мгновенной. Еще в 2003 году постановлением правительства было определено, что РАО «ЕЭС России» осуществляет общесистемные услуги по организации функционирования и развития ЕЭС России, включая информационно-аналитические работы и услуги субъектам отрасли по организации разработки прогнозных балансов электроэнергии (мощности). В рамках этих функций РАО много лет проводило ежегодное скользящее прогнозирование развития электроэнергетики на среднесрочный период. В ходе реформирования отрасли для сохранения этого вида работ в 2005 году было создано Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике (АПБЭ). Постепенно количество документов и программ развития, в основе которых лежали прогнозы будущих уровней энергопотребления, стало возрастать. Одними из первых стало появление прогнозных балансов электроэнергетики на среднесрочный период, которые были сформированы на следующие временные горизонты: 2003–2007 годы, 2004–2008 годы, 2005–2009 годы, 2006–2010 годы. Большие обсуждения вызвала инвестиционная программа РАО ЕЭС образца осени 2006 года с планами ввода до 2010 года 20,9 ГВт мощностей. А немного погодя, уже весной 2007-го, вдогонку за первой последовала новая инвестиционная программа холдинга. Озвученные в ней планы ввода 40,9 ГВт также до 2010 года произвели эффект разорвавшейся бомбы. Насчет последних «хотелок» реалистично настроенные специалисты высказывали серьезный скепсис. В основном опасения были связаны с самой возможностью осуществления таких объемов строительства в столь короткий срок. Но в тот момент почему-то мало кто говорил о заложенных в основу программ темпов прироста энергопотребления. Между тем в Новой программе РАО ЕЭС на последующие периоды был заложен среднегодовой темп прироста до 2010 года в размере 5,1%. Это при том, что среднегодовой темп увеличения электропотребления в стране за 2000–2005 годы составлял 1,7%, хоть и подскочил в 2006 году до 4,2%. Принятые в качестве основы для инвестпрограммы РАО цифры уже тогда казались ошибочными, поскольку среднегодовые темпы за четыре предшествующих ее появлению года составили всего 2,7%, что мы уже отмечали (См. «Единодушный скепсис», «Э-С», № 12 (201) за 24–30 марта 2008 г.). Наши предположения полностью подтвердились: прирост энергопотребления в 2007 году составил 2,39%, а в 2008 году — 1,9% относительно предыдущих периодов. Апофеозом после Новой инвестиционной программы стала несколько более взвешенная Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, одобренная Правительством РФ в феврале 2008 года. Цифры среднегодовых темпов прироста, заложенные в прежних программах, пусть и с некоторыми коррективами, перекочевали в Генеральную схему. В ней в качестве базового был принят прогноз, предусматривающий рост электропотребления в России к 2015 году до уровня 1 426 млрд кВт•ч. При максимально возможном варианте увеличение электропотребления в этот период должно было составить до 1 600 млрд кВт•ч. Базовый и максимальный варианты предполагали среднегодовой прирост энергопотребления на 4,1% и 5,2% соответственно. Только до 2010 года потребность во вводе новой мощности при базовом варианте, согласно генсхеме, должна была составить 34,4 ГВт. Этих темпов теперь уже долго не будет. Характерно, но в описании схемы среди основных принципов ее реализации говорилось о создании долгосрочной системы прогнозирования спроса (предложения) на электрическую энергию и мощность, и создание региональных систем прогнозирования. Кроме того, там же шла речь о создании механизма мониторинга реализации Генеральной схемы, использующего уровни электропотребления в качестве одного из показателей, позволяющего оценивать необходимость осуществления планируемых в рамках схемы мероприятий. А также определение порядка информационно-аналитического обеспечения долгосрочного прогнозирования спроса (предложения) на электрическую энергию и мощность, рассматриваемого в качестве одного из важнейших инструментов реализации Генеральной схемы. Подчеркнем, что все три принципа реализации заняли первые три места среди прочих. Это не случайность, учитывая большую капиталоемкость отрасли. Только потребность в капиталовложениях на развитие электростанций, предусмотренных генсхемой на период 2006–2015 годов, составляла 6 742,8 млрд рублей. Потребность вложений в развитие электросетевого хозяйства на 2006–2010 годы оценивалась в 717,6 млрд рублей. В тот момент вызывала сомнение готовность новых владельцев энергокомпаний произвести эти серьезные траты, к тому же имеющие под собой ошибочную, завышенную прогнозную основу. Неотработанные приемы Предполагалось, что Генсхема станет основой для закрепления инвестиционных планов, образовавшихся в результате реформы отрасли многочисленных энергетических компаний. Однако практика реализации проектов начала расходиться с планами задолго до ликвидации РАО ЕЭС и появления самой схемы. Главный тезис, который высказывали новые собственники энергокомпаний в свое оправдание, сводился к тому, что подобные огромные капитальные вложения нужно тщательно взвесить. На «взвешивание» и перекраивание параметров уходило немало времени. При этом их, видимо, не пугали достаточно ограниченные сроки реализации программ. Напомним, что при несоблюдении условий инвестиционных соглашений инвесторам придется заплатить огромные штрафы в размере 25% от стоимости инвестиционной программы компании. Причина банальна, лучше уж отказаться от возведения в пользу модернизации имеющихся мощностей и пойти на оплату штрафа, чем строить то, что не будет нужно в будущем. Несоответствие прогнозов факту говорило о том, что не все из запланированного к реализации окажется сразу же востребованным. Сказанное еще раз подтверждает, что прогноз спроса на электроэнергию является важнейшим элементом формирования адекватного баланса энергии и мощности в электроэнергетике, своевременном вводе новых мощностей и мобилизации необходимых для этого капитальных вложений. Грубые просчеты в определении потребности в электроэнергии чреваты либо торможением экономического роста, либо замораживанием значительных основных фондов. Почему так случилось, что в основу серьезных документов были положены прогнозы, столь сильно разошедшиеся с реальностью? Если не принимать во внимание желание идеологов реформы подороже продать энергетику (для чего, вероятно, и могли быть завышены прогнозы), на то есть достаточно объективные причины. Когда мы только начинали разбираться с этой темой, то обнаружили, что никакой прописанной на бумаге методики прогнозирования энергопотребления и построения балансов нет. Между тем, множество отраслевых институтов при разработке различных стратегий развития энергосистем или выполнения работ по обоснованию инвестиций отдельно взятых объектов занимаются прогнозированием. На прямые просьбы к специалистам по данной тематике — а мы обращались, например, в компании «СибКОТЭС» и «СибЭНТЦ» (входят в Группу «Е4») — предоставить хоть какой-то формально описанный подход по прогнозированию получали ответ, что он, дескать, «в голове». Собранные по сусекам отрывочные описания подходов в целом не выявили принципиального расхождения между собой. Но стало понятно и то, что на конечном результате может сказаться субъективизм людей, выполняющих прогнозную работу. Прорывом в этом деле стала вышедшая под эгидой Центра по эффективному использованию энергии осенью 2007 года «Методика и информационная база прогнозирования потребления электроэнергии по регионам России до 2015 года с перспективой до 2020 года». Думается, что ее появление прояснило многие вопросы прогнозирования энергопотребления. Авторы во введении прямо заявляют, что использовавшиеся прежде концептуально-методические подходы к прогнозированию спроса на электроэнергию нельзя назвать адекватными. Суть их состояла в том, что первоначально формировался прогноз по стране в целом, и затем его показатели разносились по регионам. Такие упрощения неверно определяли региональные особенности развития электроэнергетики, а также не учитывали особенности экономического развития регионов. Прошедший после ее появления год ознаменовался еще двумя ключевыми документами: «Прогнозным балансом электроэнергетики на 2008–2015 годы» и «Сценарными условиями развития электроэнергетики Российской Федерации на 2009–2020 годы». Насколько активно использовалась методика при разработке этих документов, неизвестно. Но, например, в прогнозном балансе при оптимистическом варианте среднегодовой темп прироста спроса в период 2008–2015 годов составит 4,3%, при умеренном — 3,7%, что в целом не очень сильно отличается от данных Генеральной схемы. Видимо, с появлением методики проблемы прогнозирования не исчерпываются и нужна тонкая доводка. Трудности реформирования Приватизация отрасли привела к вполне понятным трудностям сбора информации для анализа. Решение этой проблемы заложено в уже упомянутых выше принципах реализации генсхемы — создании системы долгосрочного прогнозирования в отрасли и ее информационно-аналитического обеспечения. Минэнерго в прошедшем году выпустило несколько документов, регламентирующих предоставление отраслевой информации в соответствующие органы (в частности в АПБЭ). С энергетической сферой вопрос решился, но пока непонятно, как быть с одной из основ информационной базы — сбором долгосрочных планов развития крупных предприятий. Ответом на кризисные явления последних месяцев стало снижение объемов производства и, как следствие, массовый пересмотр инвестиционных планов потребителей. Эти планы и раньше требовали регулярного отслеживания из-за переносов сроков и пересмотров параметров. В нынешних условиях, когда ситуация меняется буквально ежедневно, сбор подобной информации становится особенно проблематичным. Между тем кризис только прибавит спроса на работы по прогнозированию динамики и структуры электропотребления как на региональном, так и на федеральном уровнях. Но еще до наступления кризиса, проводя дополнительную оценку потенциальных рынков сбыта электрической и тепловой энергии и определения на рынке ниш, инвесторы хотели быть уверенными в возможности сбыта производимой продукции. Вслед за начавшимся в ноябре снижением энергопотребления энергетики заговорили о необходимости пересмотра параметров своих инвестиционных программ. В текущем году Минэнерго планирует скорректировать Генеральную схему. При этом отраслевые чиновники станут опираться на новые прогнозы. От их качества будут зависеть результаты корректировок и, в конечном счете, экономическая целесообразность дальнейших огромных инвестиций в отрасль. Осталось отработать методики, научиться сводить все программы воедино и начать говорить правду (если она вообще имеется). Чтобы потом не резать по живому априори завышенные инвестиционные планы. Кризис ведь только расставил все по своим местам. Вадим Чухонцев ("Эксперт-Сибирь")


Читайте также