Сибкрай.ru

Гай Гаал из «Острова» сыграл вожака скинхедов

Полнометражный художественный фильм «Россия 88» Павла Бардина – это хроника будней московских скинхедов. Число «88», имеющее на языке радистов значение «люблю, целую», в данном случае имеет совершенно другой, мрачный подтекст: в немецком алфавите восьмая сдвоенная буква «H» означает «Heil Hitler!». Именно этот лозунг выкрикивают сегодняшние неофашисты, вытягивая вперед правую руку: «Защищать свою Родину и свою расу до последней капли крови. Хай!» Они жгут костер в виде креста, ожесточенно тренируются, устраивают уродские попойки, а главное, избивают на улицах своих врагов, виноватых только в том, что они нерусские. «Россия 88» демонстрировалась в Германии на Берлинале, откуда ввернулась со специальным призом жюри и призом Гильдии киноведов и кинокритиков, потом на фестивале «Дух огня» в Ханты-Мансийске, где завоевала спецприз жюри, но в Москве в широкий прокат не вышла. Ею очень недовольны в верхах, главным образом потому, что в подвале, где собираются скинхеды, висит портрет Путина. В Новосибирске единственный сеанс состоялся в Доме актера – на маленьком экране, рассчитанном разве что для домашнего просмотра. Московский режиссер Павел Бардин и координатор проекта в России Юрий Бурцев представили совместный проект Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России и Frontline Club – ведущего дискуссионного центра в Лондоне. Действительно, трудно представить эту черно-белую ленту в афише вместе с боевиками и мелодрамами – и по стилистике, и по содержанию она выбивается из общего ряда, не похожая ни на что. И все-таки она похожа. Вернее, стилизована под инсайдерский документ. С первых кадров возникает полная иллюзия того, что окружающую действительность снимает любительская видеокамера, проникая, по согласию фигурантов, в места их обитания. Именно так сделаны рекламные ролики нацистов, выложенные на их сайтах. С одной лишь разницей: Павел Бардин показывает, как отвратительна эта непросвещенная жестокость и куда она ведет. Игровые эпизоды чередуются с документальной съемкой, где жители столицы, подверженные бытовой ксенофобии, на вопрос, должна ли Россия принадлежать только русским, не задумываясь, отвечают заученно и тупо: «Россия – русским!» Все остальное – художественный вымысел, основанный на реальных фактах и сопровождаемой оригинальной нацистской музыкой. Многие кадры – прямые цитаты творчества русских скинхедов, посвященного самим себе, любимым, – документальные и постановочные ролики с драками, погромами и убийствами, комедийные костюмированные сценки, агитационные тексты, праздники, обряды посвящения, сборы, тренировки по стрельбе и рукопашному бою. В ролях заняты артисты Щуки и театра на Малой Бронной. Среди них известный по «Острову» Петр Федотов в главной роли вожака банды Штыка – его прототип Максим «Тесак» Марцинкевич сидит за сетевой ролик «Казнь таджикского наркоторговца в лесу». В конце фильма в полной тишине идет бесконечный список жертв, погибших от побоев и ножевых ранений скинхедов в разных концах страны – от Москвы, как говорится, и до самых до окраин. И вот эта социальная острота фильма уводит от обсуждения его художественных достоинств, хотя многие упрекают авторов в надуманности и морализаторстве финала, скатывающегося к «Педагогической поэме». Штык убивает жениха своей родной сестры, кавказца Роберта, а затем и сестру. А потом пускает себе пулю в лоб. «Такая сволочь должна сдохнуть в нужнике!» – заявила режиссеру раскрасневшаяся девушка, не поверившая в прозрение подонка. И все же на первый план выступает проблема неофашизма в России, от которой отворачиваются власти. «У нас нет нацистов, у нас есть извращенное понятие патриотизма», – привел режиссер высказывание одного прокурора. Молодежь, собравшаяся в Доме актера, думает иначе. Павел Бардин заметил, что показ в Новосибирске можно считать рекордным по соотношению размера экрана и количества зрителей, набившихся в небольшой зал, а потом ринувшихся в бурную дискуссию. – Зачем вам понадобился в кадре портрет Путина? – нажимают одни. – Никакого подтекста здесь нет, это было бы слишком в лоб. Единственный смысл, который я сюда вкладываю, – при этом лидере происходят такие вещи. Пусть бы он посмотрел на них хотя бы глазами своего портрета, – отвечает режиссер. – Почему совершенно нормальные люди фактически встают на сторону неофашистов? – допытываются другие. – Лозунг «Россия для русских!» не воспринимается большинством как фашистский, для них он абсолютно патриотичен, с ним бы они пошли сражаться против Гитлера. Это очень удобная для обывателя позиция: во всем виноваты евреи и китайцы. – Вы сотрудничали при работе над фильмом с какими-либо организациями? – интересуются третьи. – Помощь людей, идеологически ангажированных, нам вредна и даже опасна, поэтому мы не сотрудничали ни с фашистами, ни с антифашистами, ни с этническими диаспорами, ни с журналистами. А когда фильм был сделан, я познакомился с антифа, и они попросили устроить показ специально для них. Многим из них фильм не понравился: нечетко расставляет оценки и не дает инструкций, как бороться. Другая претензия – «Почему в этом фильме нет нас?» На что я посоветовал брать камеры и снимать свои ролики. Каждый нормальный человек должен быть антифашистом по общей культуре, но к боевым антифа я принадлежать не хочу,– заключил Павел Бардин. А самые ценные слова о «России 88» принадлежат краснофакельской актрисе, народной артистке РФ Галине Алехиной. Она сказала, что после сеанса ее душа исцарапана. Потому что прежде всего это фильм о детях. О нормальных, красивых, неглупых детях, которыми не занимаются родители. Молодежи в этом возрасте необходимо выбрасывать энергию, увлекаться, принимать ложное за подлинное, отчет же, что происходит, они начинают отдавать себе гораздо позже. Не ведают, что творят…

Полнометражный художественный фильм «Россия 88» Павла Бардина – это хроника будней московских скинхедов. Число «88», имеющее на языке радистов значение «люблю, целую», в данном случае имеет совершенно другой, мрачный подтекст: в немецком алфавите восьмая сдвоенная буква «H» означает «Heil Hitler!». Именно этот лозунг выкрикивают сегодняшние неофашисты, вытягивая вперед правую руку: «Защищать свою Родину и свою расу до последней капли крови. Хай!» Они жгут костер в виде креста, ожесточенно тренируются, устраивают уродские попойки, а главное, избивают на улицах своих врагов, виноватых только в том, что они нерусские. «Россия 88» демонстрировалась в Германии на Берлинале, откуда ввернулась со специальным призом жюри и призом Гильдии киноведов и кинокритиков, потом на фестивале «Дух огня» в Ханты-Мансийске, где завоевала спецприз жюри, но в Москве в широкий прокат не вышла. Ею очень недовольны в верхах, главным образом потому, что в подвале, где собираются скинхеды, висит портрет Путина. В Новосибирске единственный сеанс состоялся в Доме актера – на маленьком экране, рассчитанном разве что для домашнего просмотра. Московский режиссер Павел Бардин и координатор проекта в России Юрий Бурцев представили совместный проект Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России и Frontline Club – ведущего дискуссионного центра в Лондоне. Действительно, трудно представить эту черно-белую ленту в афише вместе с боевиками и мелодрамами – и по стилистике, и по содержанию она выбивается из общего ряда, не похожая ни на что. И все-таки она похожа. Вернее, стилизована под инсайдерский документ. С первых кадров возникает полная иллюзия того, что окружающую действительность снимает любительская видеокамера, проникая, по согласию фигурантов, в места их обитания. Именно так сделаны рекламные ролики нацистов, выложенные на их сайтах. С одной лишь разницей: Павел Бардин показывает, как отвратительна эта непросвещенная жестокость и куда она ведет. Игровые эпизоды чередуются с документальной съемкой, где жители столицы, подверженные бытовой ксенофобии, на вопрос, должна ли Россия принадлежать только русским, не задумываясь, отвечают заученно и тупо: «Россия – русским!» Все остальное – художественный вымысел, основанный на реальных фактах и сопровождаемой оригинальной нацистской музыкой. Многие кадры – прямые цитаты творчества русских скинхедов, посвященного самим себе, любимым, – документальные и постановочные ролики с драками, погромами и убийствами, комедийные костюмированные сценки, агитационные тексты, праздники, обряды посвящения, сборы, тренировки по стрельбе и рукопашному бою. В ролях заняты артисты Щуки и театра на Малой Бронной. Среди них известный по «Острову» Петр Федотов в главной роли вожака банды Штыка – его прототип Максим «Тесак» Марцинкевич сидит за сетевой ролик «Казнь таджикского наркоторговца в лесу». В конце фильма в полной тишине идет бесконечный список жертв, погибших от побоев и ножевых ранений скинхедов в разных концах страны – от Москвы, как говорится, и до самых до окраин. И вот эта социальная острота фильма уводит от обсуждения его художественных достоинств, хотя многие упрекают авторов в надуманности и морализаторстве финала, скатывающегося к «Педагогической поэме». Штык убивает жениха своей родной сестры, кавказца Роберта, а затем и сестру. А потом пускает себе пулю в лоб. «Такая сволочь должна сдохнуть в нужнике!» – заявила режиссеру раскрасневшаяся девушка, не поверившая в прозрение подонка. И все же на первый план выступает проблема неофашизма в России, от которой отворачиваются власти. «У нас нет нацистов, у нас есть извращенное понятие патриотизма», – привел режиссер высказывание одного прокурора. Молодежь, собравшаяся в Доме актера, думает иначе. Павел Бардин заметил, что показ в Новосибирске можно считать рекордным по соотношению размера экрана и количества зрителей, набившихся в небольшой зал, а потом ринувшихся в бурную дискуссию. – Зачем вам понадобился в кадре портрет Путина? – нажимают одни. – Никакого подтекста здесь нет, это было бы слишком в лоб. Единственный смысл, который я сюда вкладываю, – при этом лидере происходят такие вещи. Пусть бы он посмотрел на них хотя бы глазами своего портрета, – отвечает режиссер. – Почему совершенно нормальные люди фактически встают на сторону неофашистов? – допытываются другие. – Лозунг «Россия для русских!» не воспринимается большинством как фашистский, для них он абсолютно патриотичен, с ним бы они пошли сражаться против Гитлера. Это очень удобная для обывателя позиция: во всем виноваты евреи и китайцы. – Вы сотрудничали при работе над фильмом с какими-либо организациями? – интересуются третьи. – Помощь людей, идеологически ангажированных, нам вредна и даже опасна, поэтому мы не сотрудничали ни с фашистами, ни с антифашистами, ни с этническими диаспорами, ни с журналистами. А когда фильм был сделан, я познакомился с антифа, и они попросили устроить показ специально для них. Многим из них фильм не понравился: нечетко расставляет оценки и не дает инструкций, как бороться. Другая претензия – «Почему в этом фильме нет нас?» На что я посоветовал брать камеры и снимать свои ролики. Каждый нормальный человек должен быть антифашистом по общей культуре, но к боевым антифа я принадлежать не хочу,– заключил Павел Бардин. А самые ценные слова о «России 88» принадлежат краснофакельской актрисе, народной артистке РФ Галине Алехиной. Она сказала, что после сеанса ее душа исцарапана. Потому что прежде всего это фильм о детях. О нормальных, красивых, неглупых детях, которыми не занимаются родители. Молодежи в этом возрасте необходимо выбрасывать энергию, увлекаться, принимать ложное за подлинное, отчет же, что происходит, они начинают отдавать себе гораздо позже. Не ведают, что творят…


Читайте также