Сибкрай.ru

«Interr'aктивный город»: Новосибирск – перевалочный пункт или конечная остановка?

В джаз-клубе «Труба» состоялась вторая публичная лекция в рамках проекта «Interr'aктивный город», реализуемого в преддверии запланированного на сентябрь международного инновационного форума Interra. Сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук, экскурсовод Центра «Экскурсии. Туризм. Отдых» Евгений Антропов поведал о том, почему Новосибирск — город переселенцев, кто может по праву считать себя коренным жителем города и почему сложно однозначно судить о новосибирском менталитете. Формат публичных лекций любителям интеллектуальных вечеров в «Трубе» не в новинку. На смену ушедшей на каникулы «Умной среде» запущен проект «Interr'aктивный город», желающих расширить кругозор в неформальной обстановке в летнее время меньше не стало. Первая лекция состоялась в середине июля и была посвящена перспективам развития блогосферы, тема второй лекции была обозначена как «Новосибирцы: поребрик, подъезд и ученые вместо купцов» и касалась своеобразия Новосибирска и особенностей его жителей. «Столичность» Новосибирска уже обсуждалась за кухонным разговором в «Трубе», в этот же раз гости клуба попробовали определить уникальность Новосибирска, найти ту изюминку, которая придает неповторимость каждому городу и может быть использована для создания выгодного для города имиджа. Искать эту самую изюминку Евгений Антропов предложил в истории становления Новосибирска. Все приводимые им заключения были основаны на анализе проведенного сотрудниками Института археологии и этнографии СО РАН анкетирования молодежи — всего было проинтервьюировано более 500 школьников и студентов. Пока лектор рассказывал, слушатели разглядывали фотографии, иллюстрирующие жизнь Новосибирска в разные периоды существования: новониколаевские деревянные постройки и железнодорожный мост, групповые снимки на фоне паровозов и памятников, постановочные портреты и случайные фотографии сельских жителей, заводских работников у станков, людей в военной форме и в нарядных кафтанах, задумчивых стариков и беззаботных детей. Фотографии не были специально рассортированы. По замыслу выступающего, именно такой должна предстать жизнь в Новосибирске — смешением времен и поколений. Многослойна не только структура городского сообщества, но и сама архитектура города: модерн Андрея Крячкова перебивается сухими советскими зданиями, застекленными бизнес центрами и многоэтажками. Новосибирску не хватает стабильности, Новосибирск — «город катастрофической обновляемости», «город переселенцев» — таковы главные тезисы лекции. Новосибирск был и остается не только крупным культурным, образовательным, торговым и экономическим центром, но и центром миграционным. Сейчас 116-летний город насчитывает четыре полных поколения по 25 лет. Первыми жителями были представители того далекого поколения, что со временем обросло мифами, героическими историями — наши прадедушки и прабабушки, переселившиеся в Сибирь во времена строительства Транссиба, столыпинских реформ и Первой Мировой войны, участвовавшие в событиях, относящихся еще к дореволюционной России, событиях, давно ставших историей. В памяти молодых их судьбы относятся к легендарному времени: среди них были донские казаки и старообрядцы, иные видели Николая II и гордились дворянскими званиями, другие имели по 12-15 детей и доживали до 100 лет, основывали поселения, унаследовавшие их имена. Позже к ним присоединились раскулаченные крестьяне и жертвы репрессий 30-х, еще позже — эвакуированные в Ввеликую Отечественную войну, затем академики, отправившиеся основывать Сибирское отделение академии наук. Когда поток переселенцев со всей России иссяк, население Новосибирска росло за счет жителей восточных сибирских регионов, наконец, самой области. И пусть с 80-х вектор миграции переменил зауральское направление на обратное (многие из переселенцев времен ВОВ, в основном питерцы и москвичи, покинули Новосибирск в это время), город оставался привлекательным уже для мигрантов из других регионов, в частности из Средней Азии. Он будет оставаться таким еще довольно длительное время — таковы прогнозы специалистов. Невольно начинаешь восстанавливать в памяти собственную родословную. Дед со стороны отца был раскулачен и сослан в Кемеровскую область в 20-х годах, отец поехал в 80-х за высшим образованием в Новосибирск, где и познакомился с мамой — она с той же целью приехала из Кемерово. Получается, коренной жительницей меня не назовешь. Скорее всего, то же можно сказать и о большинстве гостей «Трубы». Коренными жителями у социологов принято считать жителей города в третьем поколении. То есть, чтобы удостоиться такого звания, необходимо иметь как минимум бабушку и дедушку, в свое время обустроившихся в городе. Таких по статистике — лишь 9%. Еще меньше тех, чьи «легендарные» предки первого поколения прибыли в Новосибирск и не покинули его впоследствии — всего 7%. 37% молодежи — мигранты (из них больше половины прожили в городе менее 10 лет), еще 45% стали новосибирцами после рождения — таких большинство. Напрашивается вывод: в Новосибирске не принято оставаться надолго. Большинство опрошенных не рассматривают город в качестве постоянного места жительства. По всей видимости, Новосибирск не далеко ушел от определенной для него Транссибом функции перевалочного пункта: как не минует Новосибирска путешествующий по железной дороге с запада на восток, так проходят через него и жизненные маршруты устремившихся в обратном направлении. По мнению Евгения, Новосибирск сейчас является своего рода транзитом, плацдармом для дальнейшей миграции. Здесь и возникает противоречие, не позволяющее охарактеризовать менталитет новосибирца, описать мировоззрение, стиль жизни, характер среднестатистического горожанина. Коренные жители, которые должны бы задавать такого рода стандарт, составляют меньшинство. В свою очередь те, которые могли бы теоретически это меньшинство пополнить, не желают связывать свое будущее со столицей Сибири. Неудивительно, что и имидж города, больше остального волновавший собравшихся в «Трубе», остается неясным. Сообща, пришли к выводу: представление о городе должно первоначально сформироваться у самих горожан, единственных ответственных за факторы, события, делающие город тем местом, в котором хочется остаться. Только в силах самих новосибирцев превратить родной город из временной пересадочной остановки в конечный пункт назначения.

В джаз-клубе «Труба» состоялась вторая публичная лекция в рамках проекта «Interr'aктивный город», реализуемого в преддверии запланированного на сентябрь международного инновационного форума Interra. Сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук, экскурсовод Центра «Экскурсии. Туризм. Отдых» Евгений Антропов поведал о том, почему Новосибирск — город переселенцев, кто может по праву считать себя коренным жителем города и почему сложно однозначно судить о новосибирском менталитете. Формат публичных лекций любителям интеллектуальных вечеров в «Трубе» не в новинку. На смену ушедшей на каникулы «Умной среде» запущен проект «Interr'aктивный город», желающих расширить кругозор в неформальной обстановке в летнее время меньше не стало. Первая лекция состоялась в середине июля и была посвящена перспективам развития блогосферы, тема второй лекции была обозначена как «Новосибирцы: поребрик, подъезд и ученые вместо купцов» и касалась своеобразия Новосибирска и особенностей его жителей. «Столичность» Новосибирска уже обсуждалась за кухонным разговором в «Трубе», в этот же раз гости клуба попробовали определить уникальность Новосибирска, найти ту изюминку, которая придает неповторимость каждому городу и может быть использована для создания выгодного для города имиджа. Искать эту самую изюминку Евгений Антропов предложил в истории становления Новосибирска. Все приводимые им заключения были основаны на анализе проведенного сотрудниками Института археологии и этнографии СО РАН анкетирования молодежи — всего было проинтервьюировано более 500 школьников и студентов. Пока лектор рассказывал, слушатели разглядывали фотографии, иллюстрирующие жизнь Новосибирска в разные периоды существования: новониколаевские деревянные постройки и железнодорожный мост, групповые снимки на фоне паровозов и памятников, постановочные портреты и случайные фотографии сельских жителей, заводских работников у станков, людей в военной форме и в нарядных кафтанах, задумчивых стариков и беззаботных детей. Фотографии не были специально рассортированы. По замыслу выступающего, именно такой должна предстать жизнь в Новосибирске — смешением времен и поколений. Многослойна не только структура городского сообщества, но и сама архитектура города: модерн Андрея Крячкова перебивается сухими советскими зданиями, застекленными бизнес центрами и многоэтажками. Новосибирску не хватает стабильности, Новосибирск — «город катастрофической обновляемости», «город переселенцев» — таковы главные тезисы лекции. Новосибирск был и остается не только крупным культурным, образовательным, торговым и экономическим центром, но и центром миграционным. Сейчас 116-летний город насчитывает четыре полных поколения по 25 лет. Первыми жителями были представители того далекого поколения, что со временем обросло мифами, героическими историями — наши прадедушки и прабабушки, переселившиеся в Сибирь во времена строительства Транссиба, столыпинских реформ и Первой Мировой войны, участвовавшие в событиях, относящихся еще к дореволюционной России, событиях, давно ставших историей. В памяти молодых их судьбы относятся к легендарному времени: среди них были донские казаки и старообрядцы, иные видели Николая II и гордились дворянскими званиями, другие имели по 12-15 детей и доживали до 100 лет, основывали поселения, унаследовавшие их имена. Позже к ним присоединились раскулаченные крестьяне и жертвы репрессий 30-х, еще позже — эвакуированные в Ввеликую Отечественную войну, затем академики, отправившиеся основывать Сибирское отделение академии наук. Когда поток переселенцев со всей России иссяк, население Новосибирска росло за счет жителей восточных сибирских регионов, наконец, самой области. И пусть с 80-х вектор миграции переменил зауральское направление на обратное (многие из переселенцев времен ВОВ, в основном питерцы и москвичи, покинули Новосибирск в это время), город оставался привлекательным уже для мигрантов из других регионов, в частности из Средней Азии. Он будет оставаться таким еще довольно длительное время — таковы прогнозы специалистов. Невольно начинаешь восстанавливать в памяти собственную родословную. Дед со стороны отца был раскулачен и сослан в Кемеровскую область в 20-х годах, отец поехал в 80-х за высшим образованием в Новосибирск, где и познакомился с мамой — она с той же целью приехала из Кемерово. Получается, коренной жительницей меня не назовешь. Скорее всего, то же можно сказать и о большинстве гостей «Трубы». Коренными жителями у социологов принято считать жителей города в третьем поколении. То есть, чтобы удостоиться такого звания, необходимо иметь как минимум бабушку и дедушку, в свое время обустроившихся в городе. Таких по статистике — лишь 9%. Еще меньше тех, чьи «легендарные» предки первого поколения прибыли в Новосибирск и не покинули его впоследствии — всего 7%. 37% молодежи — мигранты (из них больше половины прожили в городе менее 10 лет), еще 45% стали новосибирцами после рождения — таких большинство. Напрашивается вывод: в Новосибирске не принято оставаться надолго. Большинство опрошенных не рассматривают город в качестве постоянного места жительства. По всей видимости, Новосибирск не далеко ушел от определенной для него Транссибом функции перевалочного пункта: как не минует Новосибирска путешествующий по железной дороге с запада на восток, так проходят через него и жизненные маршруты устремившихся в обратном направлении. По мнению Евгения, Новосибирск сейчас является своего рода транзитом, плацдармом для дальнейшей миграции. Здесь и возникает противоречие, не позволяющее охарактеризовать менталитет новосибирца, описать мировоззрение, стиль жизни, характер среднестатистического горожанина. Коренные жители, которые должны бы задавать такого рода стандарт, составляют меньшинство. В свою очередь те, которые могли бы теоретически это меньшинство пополнить, не желают связывать свое будущее со столицей Сибири. Неудивительно, что и имидж города, больше остального волновавший собравшихся в «Трубе», остается неясным. Сообща, пришли к выводу: представление о городе должно первоначально сформироваться у самих горожан, единственных ответственных за факторы, события, делающие город тем местом, в котором хочется остаться. Только в силах самих новосибирцев превратить родной город из временной пересадочной остановки в конечный пункт назначения.


Читайте также