Сибкрай.ru

Новосибирские коллекционеры решили возродить филателию


Arial<#two#>>Банкир Гергенсон собирал марки

Arial<#two#>>Вообще-то их давно уже не  видноArial<#two#>>–Arial<#two#>>не слышно. Собираются по воскресеньям в ДК «Энергия», достают лупы и пинцеты, показывают друг другу свои приобретения, помещающиеся на ладони. А год назад они официально зарегистрировали Новосибирскую городскую общественную организацию «Союз филателистов», составившую коллектив из 46 единомышленников различных профессий, благодаря чему о них узнали обыватели. И началось. К филателистам потянулись вереницы старушек с ветхими альбомчиками в авоськах. Их убежденность, что коллекцию марок можно продать за бешеные деньги, сравнима разве что с верой в социализм. Но об этом чуть ниже.

Arial<#two#>>К своему 85-летнему юбилею филателисты подготовились основательно. Коллекционеры почтовых конвертов местной тематики Алексей Куницын и Игорь Ашихмин устроили в музее Рериха выставку «Новосибирск почтовый»  – мы уж и забыли те времена, когда опускали в ящик серенький конверт с самолетиком на марке. И получали в ответ конверт с чарующим штемпелем. Разглядывали на нем дату, название города…

Arial<#two#>>Дополнила выставку фотография 1924 года, от которого ведет отсчет общество филателистов. Это самый первый снимок клуба собирателей марок. На нем позируют 11 человек – среди них банкир Гергенсон, энергетик Аиспестор, строитель Попов, геолог Демин, старшеклассник Блинов… Нынешний председатель правления новосибирского союза филателистов Владимир Лязгин рассказал, что добыл раритет совершенно случайно. Пока буйствовала перестройка, их сообщество распалось, архивы сгинули, сейф с документами исчез. Но его предшественник, 80-летний пенсионер Леонид Малич, оказался обладателем единственного экземпляра старой фотографии, с которой и сделал копию, подарив ее союзу филателистов. «Представляете, – удивляется Владимир Петрович, – 1924 год, разруха, холод, голод, а они марки собирают!»

Arial<#two#>>А главное, «Почта России» выпустила к юбилею союза филателистов почтовую карточку (не путать с открыткой). «Это не просто карточка, – объясняет специалист новосибирского филиала «Почта России» Елена Калабухова. – За ней стоит история нашего города. Неслучайно для нее мы взяли в краеведческом музее репринт старинной открытки. Мы пишем историю филателистическим языком». Для филателистов это такое же событие, как для книгочеев – издание долгожданного томика. И они сделали из этого события праздник под кодовым названием «спецгашение», волнительное содержание которого непонятно нормальным людям.

Arial<#two#>>Ударим штемпелем по карточке!

Arial<#two#>>Итак, коллекционеры торжественно закупили в музее Рериха, который давно сотрудничает с почтой и специально подготовился к мероприятию, по несколько карточек и конвертов каждый. Затем прошли в гостиную музея. Там на стол были водружены четыре штемпеля: почтовый, календарный, музея Рериха и союза филателистов. Именитые представители от почты и от союза филателистов расселись за стол. Остальные сгрудились вокруг. И понеслась душа в рай.

Arial<#two#>>Глаза участников ритуала горели так, что, казалось, гостиная вот-вот вспыхнет и сгинет в огне. «До ночи сидеть буду, но каждому погашу!» – приговаривал Владимир Петрович, жахая штемпелем по бумаге. И так раз 80. «Сегодня в нашем обществе прошло самое первое спецгашение и, заранее прослышав об этом, то же самое захотели сделать Барнаул, Омск, Кемерово», – похвастался он, переведя дух. И по великому секрету рассказал Сибкрай.ru, что у филателистов родилась идея поставить памятник штемпелю. Ну есть же в нашем городе памятник светофору, например. А в других городах есть памятник пельменю, вилке, скрепке, табурету и даже памятник ботинку, брошенному в Буша младшего. А памятника штемпелю нет нигде. Правда, идея пока и существует на уровне идеи.

Arial<#two#>>Пока конверт не пройдет через гашение, он ровным счетом ничего из себя не представляет. Коллекционеры ценят конверты из-за штемпеля. Они гоняются за редкими экземплярами, особенно за теми,  штемпеля на которые были поставлены в почтовых конторах, обосновавшихся  в труднодоступных местах, например в полярной Арктике. Спецгашение Arial<#two#>>– это торжественная акция, которую почта проводит к юбилею или другой крупной дате. Arial<#two#>>Таких конвертов всегда ограниченное количество, и они весьма ценятся коллекционерами. Не будем забывать, что серьезная филателия в первую очередь отражает историю работы почтовых учреждений.

Arial<#two#>>Ярослав Мудрый идет в наступление

Arial<#two#>>Новосибирский филиал «Почты России» планирует выпустить целую серию карточек-открыток о Новосибирске, а традицию издания конвертов местной тематики возобновил в прошлом году. За это время тиражом 500 тысяч экземпляров выпущены конверты, посвященные музею Рериха, краеведческому музею, театру «Красный факел», в ближайшем будущем на почтах появится конверт с репродукцией картины Николая Рериха «Ярослав Мудрый».

Arial<#two#>>Спрос на коллекционные почтовые знаки постоянно растет – несмотря на то, что филателия перестала быть массовым занятием. Филателисты-ветераны, например Константин Коробасов, десять лет возглавлявший клуб в Доме ученых СО РАН, сетуют, что сегодня филателия как никогда нуждается в популяризации среди молодежи. А директор новосибирского филиала «Почты России» Сергей Скрылов говорит: «Последние пятнадцать лет провальны для филателистов. Работая на почте, я понял, что главные враги филателии – почтовики. Они не умеют предлагать филателистические услуги! Но я провел определенную работу в Томске, после чего на почтах напоказ, чтобы было видно всем, выложили почтовые марки. И эти марки сразу исчезли с витрин! Их разобрали дети. Они должны расти на филателии!»

Arial<#two#>>Но родители, собиравшие марки в детстве, знают, что их детишкам эти сокровища малоинтересны. У них есть более увлекательные занятия – и другие, не менее действенные, способы познания мира. Филателия – это любовь старшего поколения. Того, которое выросло на марках. В советское время было не из чего выбирать, и коллекционированием занимался каждый третий школьник. Но это было безграмотное, безответственное и даже, можно сказать, варварское коллекционирование. Каталогов не было, марки попадали в кляссеры случайным путем, хранились в ужасном состоянии. Сейчас бывшие коллекционеры, оставившие свое увлечение на пороге взросления, спохватившись, достают с антресолей альбомы своего детства. И несут специалистам. Они полагают, что их коллекциям цены нет.

Arial<#two#>>Однако это не так. Советские марки выпускались миллионными тиражами, что сразу их обесценивало. Ценность марки снижают и другие факторы. «Смотрите, – Владимир Лязгин перелистывает такой альбом. – Половина марок у вас – брак: они мятые, зубцы повреждены или их вовсе нет. Марка вне серии, в которой была выпущена, тоже мало интересна. Цена ей несколько рублей. Так, а вот полная чехословацкая серия, правда, страны демократии мало ценятся, но у чехов мощный клей, способ печати металлография, что поднимает цену, кроме того, марки с полями ценятся дороже, особенно если поля угловые. Эту серию у вас могут купить рублей за сто».

Arial<#two#>>Коллекционеры хранят молчание

Arial<#two#>>А где же филателия как бизнес? Развивается ли он в Новосибирске? Этот вопрос Владимиру Петровичу задают постоянно. От прямого ответа он уклоняется, как и любой коллекционер, предпочитающий обсуждать подобные темы лишь в узком кругу. Но вот что сообщается  на филателистическом сайте russianstamps.ru: «Конечно, далеко не все советские марки могут стать выгодными инвестициями, особенно если учесть, что многие из них имели миллионные тиражи. Практически все редкие марки были выпущены до 1940 года, за очень небольшим исключением».

Arial<#two#>>Там же, в качестве примера инвестиционного портфолио, рассматривается выборка 12 редких марок России и раннего СССР. Так, телеграфная марка Российской Империи – первый выпуск 1866 года, номинальная стоимость 20 копеек – в 2000 году стоила уже 7500.00 рублей, в 2004 – 10 000.00, в 2008 – 35000.00.  Есть в этой уникальной коллекции и марка 1962 года, но из отозванного тиража.  Это марка «Поэт Сабир», 4 копейки: соответственно 1000.00, 2000.00 и 4500.00 рублей. А общая стоимость коллекции оценивалась в 2000 году в 18200.00, в 2004 году в 30400.00, в 2008-м в 121900.00 рублей.

Arial<#two#>>«В рейтинге самых выгодных инвестиций Salomon Brothers Inc. почтовые марки занимают четвертое место (10% годовых)», – сообщает russianstamps.ru. – Почтовые марки по доходности опережают многие ценные бумаги». Кроме всего прочего, это высокомобильный и не привлекающий чужого внимания способ вложения капитала.

Arial<#two#>>Таких марок в коллекциях советских детей, разумеется, не было. Вот и не надо. Пусть эти коллекции дождутся их внуков и правнуков. Кто знает – может быть, поколение next, пресыщенное Интернетом, будет искать что-то необычное. А тут – марки.


Arial<#two#>>Банкир Гергенсон собирал марки

Arial<#two#>>Вообще-то их давно уже не  видноArial<#two#>>–Arial<#two#>>не слышно. Собираются по воскресеньям в ДК «Энергия», достают лупы и пинцеты, показывают друг другу свои приобретения, помещающиеся на ладони. А год назад они официально зарегистрировали Новосибирскую городскую общественную организацию «Союз филателистов», составившую коллектив из 46 единомышленников различных профессий, благодаря чему о них узнали обыватели. И началось. К филателистам потянулись вереницы старушек с ветхими альбомчиками в авоськах. Их убежденность, что коллекцию марок можно продать за бешеные деньги, сравнима разве что с верой в социализм. Но об этом чуть ниже.

Arial<#two#>>К своему 85-летнему юбилею филателисты подготовились основательно. Коллекционеры почтовых конвертов местной тематики Алексей Куницын и Игорь Ашихмин устроили в музее Рериха выставку «Новосибирск почтовый»  – мы уж и забыли те времена, когда опускали в ящик серенький конверт с самолетиком на марке. И получали в ответ конверт с чарующим штемпелем. Разглядывали на нем дату, название города…

Arial<#two#>>Дополнила выставку фотография 1924 года, от которого ведет отсчет общество филателистов. Это самый первый снимок клуба собирателей марок. На нем позируют 11 человек – среди них банкир Гергенсон, энергетик Аиспестор, строитель Попов, геолог Демин, старшеклассник Блинов… Нынешний председатель правления новосибирского союза филателистов Владимир Лязгин рассказал, что добыл раритет совершенно случайно. Пока буйствовала перестройка, их сообщество распалось, архивы сгинули, сейф с документами исчез. Но его предшественник, 80-летний пенсионер Леонид Малич, оказался обладателем единственного экземпляра старой фотографии, с которой и сделал копию, подарив ее союзу филателистов. «Представляете, – удивляется Владимир Петрович, – 1924 год, разруха, холод, голод, а они марки собирают!»

Arial<#two#>>А главное, «Почта России» выпустила к юбилею союза филателистов почтовую карточку (не путать с открыткой). «Это не просто карточка, – объясняет специалист новосибирского филиала «Почта России» Елена Калабухова. – За ней стоит история нашего города. Неслучайно для нее мы взяли в краеведческом музее репринт старинной открытки. Мы пишем историю филателистическим языком». Для филателистов это такое же событие, как для книгочеев – издание долгожданного томика. И они сделали из этого события праздник под кодовым названием «спецгашение», волнительное содержание которого непонятно нормальным людям.

Arial<#two#>>Ударим штемпелем по карточке!

Arial<#two#>>Итак, коллекционеры торжественно закупили в музее Рериха, который давно сотрудничает с почтой и специально подготовился к мероприятию, по несколько карточек и конвертов каждый. Затем прошли в гостиную музея. Там на стол были водружены четыре штемпеля: почтовый, календарный, музея Рериха и союза филателистов. Именитые представители от почты и от союза филателистов расселись за стол. Остальные сгрудились вокруг. И понеслась душа в рай.

Arial<#two#>>Глаза участников ритуала горели так, что, казалось, гостиная вот-вот вспыхнет и сгинет в огне. «До ночи сидеть буду, но каждому погашу!» – приговаривал Владимир Петрович, жахая штемпелем по бумаге. И так раз 80. «Сегодня в нашем обществе прошло самое первое спецгашение и, заранее прослышав об этом, то же самое захотели сделать Барнаул, Омск, Кемерово», – похвастался он, переведя дух. И по великому секрету рассказал Сибкрай.ru, что у филателистов родилась идея поставить памятник штемпелю. Ну есть же в нашем городе памятник светофору, например. А в других городах есть памятник пельменю, вилке, скрепке, табурету и даже памятник ботинку, брошенному в Буша младшего. А памятника штемпелю нет нигде. Правда, идея пока и существует на уровне идеи.

Arial<#two#>>Пока конверт не пройдет через гашение, он ровным счетом ничего из себя не представляет. Коллекционеры ценят конверты из-за штемпеля. Они гоняются за редкими экземплярами, особенно за теми,  штемпеля на которые были поставлены в почтовых конторах, обосновавшихся  в труднодоступных местах, например в полярной Арктике. Спецгашение Arial<#two#>>– это торжественная акция, которую почта проводит к юбилею или другой крупной дате. Arial<#two#>>Таких конвертов всегда ограниченное количество, и они весьма ценятся коллекционерами. Не будем забывать, что серьезная филателия в первую очередь отражает историю работы почтовых учреждений.

Arial<#two#>>Ярослав Мудрый идет в наступление

Arial<#two#>>Новосибирский филиал «Почты России» планирует выпустить целую серию карточек-открыток о Новосибирске, а традицию издания конвертов местной тематики возобновил в прошлом году. За это время тиражом 500 тысяч экземпляров выпущены конверты, посвященные музею Рериха, краеведческому музею, театру «Красный факел», в ближайшем будущем на почтах появится конверт с репродукцией картины Николая Рериха «Ярослав Мудрый».

Arial<#two#>>Спрос на коллекционные почтовые знаки постоянно растет – несмотря на то, что филателия перестала быть массовым занятием. Филателисты-ветераны, например Константин Коробасов, десять лет возглавлявший клуб в Доме ученых СО РАН, сетуют, что сегодня филателия как никогда нуждается в популяризации среди молодежи. А директор новосибирского филиала «Почты России» Сергей Скрылов говорит: «Последние пятнадцать лет провальны для филателистов. Работая на почте, я понял, что главные враги филателии – почтовики. Они не умеют предлагать филателистические услуги! Но я провел определенную работу в Томске, после чего на почтах напоказ, чтобы было видно всем, выложили почтовые марки. И эти марки сразу исчезли с витрин! Их разобрали дети. Они должны расти на филателии!»

Arial<#two#>>Но родители, собиравшие марки в детстве, знают, что их детишкам эти сокровища малоинтересны. У них есть более увлекательные занятия – и другие, не менее действенные, способы познания мира. Филателия – это любовь старшего поколения. Того, которое выросло на марках. В советское время было не из чего выбирать, и коллекционированием занимался каждый третий школьник. Но это было безграмотное, безответственное и даже, можно сказать, варварское коллекционирование. Каталогов не было, марки попадали в кляссеры случайным путем, хранились в ужасном состоянии. Сейчас бывшие коллекционеры, оставившие свое увлечение на пороге взросления, спохватившись, достают с антресолей альбомы своего детства. И несут специалистам. Они полагают, что их коллекциям цены нет.

Arial<#two#>>Однако это не так. Советские марки выпускались миллионными тиражами, что сразу их обесценивало. Ценность марки снижают и другие факторы. «Смотрите, – Владимир Лязгин перелистывает такой альбом. – Половина марок у вас – брак: они мятые, зубцы повреждены или их вовсе нет. Марка вне серии, в которой была выпущена, тоже мало интересна. Цена ей несколько рублей. Так, а вот полная чехословацкая серия, правда, страны демократии мало ценятся, но у чехов мощный клей, способ печати металлография, что поднимает цену, кроме того, марки с полями ценятся дороже, особенно если поля угловые. Эту серию у вас могут купить рублей за сто».

Arial<#two#>>Коллекционеры хранят молчание

Arial<#two#>>А где же филателия как бизнес? Развивается ли он в Новосибирске? Этот вопрос Владимиру Петровичу задают постоянно. От прямого ответа он уклоняется, как и любой коллекционер, предпочитающий обсуждать подобные темы лишь в узком кругу. Но вот что сообщается  на филателистическом сайте russianstamps.ru: «Конечно, далеко не все советские марки могут стать выгодными инвестициями, особенно если учесть, что многие из них имели миллионные тиражи. Практически все редкие марки были выпущены до 1940 года, за очень небольшим исключением».

Arial<#two#>>Там же, в качестве примера инвестиционного портфолио, рассматривается выборка 12 редких марок России и раннего СССР. Так, телеграфная марка Российской Империи – первый выпуск 1866 года, номинальная стоимость 20 копеек – в 2000 году стоила уже 7500.00 рублей, в 2004 – 10 000.00, в 2008 – 35000.00.  Есть в этой уникальной коллекции и марка 1962 года, но из отозванного тиража.  Это марка «Поэт Сабир», 4 копейки: соответственно 1000.00, 2000.00 и 4500.00 рублей. А общая стоимость коллекции оценивалась в 2000 году в 18200.00, в 2004 году в 30400.00, в 2008-м в 121900.00 рублей.

Arial<#two#>>«В рейтинге самых выгодных инвестиций Salomon Brothers Inc. почтовые марки занимают четвертое место (10% годовых)», – сообщает russianstamps.ru. – Почтовые марки по доходности опережают многие ценные бумаги». Кроме всего прочего, это высокомобильный и не привлекающий чужого внимания способ вложения капитала.

Arial<#two#>>Таких марок в коллекциях советских детей, разумеется, не было. Вот и не надо. Пусть эти коллекции дождутся их внуков и правнуков. Кто знает – может быть, поколение next, пресыщенное Интернетом, будет искать что-то необычное. А тут – марки.



Читайте также