Сибкрай.ru

Подведены итоги кампании по зачислению в вузы: кризис не ухудшил положение абитуриентов


Arial<#two#>>   Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>   В этом году  в вузы было подано  более 25 тысяч заявлений на  16 тысяч студентов мест. Основой образовательного комплекса по-прежнему являются крупные государственные вузы, на коммерческие приходится лишь 10% мест. В отличие от некоторых российских регионов, где в некоторых вузах не удалось даже заполнить бюджетные места, у нас такой проблемы не возникло.  Даже негосударственные вузы у нас набрали достаточное количество студентов. В Новосибирске высшее образование всегда ценилось, а нынче еще было позволено попасть в вузы всем тем, кто в школе достиг рубежа  «тройки», -  такого не было никогда.
- Поясните, пожалуйста, насчет «тройки»…
- Министерство определяет шкалу оценок по ЕГЭ, по каждой дисциплине.  К примеру, для получения «тройки» по какому-то предмету, необходимо было набрать 40 баллов.  Традиционно, вузы предъявляют к абитуриентам более высокие требования, чем в школе, но в этом году приемные комиссии приняли министерскую шкалу оценки знаний. В результате все, кто получил в школе «тройку», получили возможность подать документы на поступление. И, если раньше вуз устанавливал предельно допустимую планку для поступающих не ниже 60 баллов, то сейчас опустил ее до 40, то есть, порог «тройки» оказался одинаковым и для школы, и для вуза – такое решение приняло Минобразования. Таким образом, увеличился диапазон учащихся. Однако отбор все равно был, и это позволило усилить конкурс.
- Какие специальности оказались менее популярными, а какие более востребованными?
- Если в СГГА на специальность «экономика» было 120 человек, то на технические специальности конкурс – 4,5 человека на место. НГУ – 45 человек на иняз и 2,5 человека на место – на естественнонаучные дисциплины. Не изменилось ничего. Примерно такая же картина была и в прошлом году. Но, в этом резком различии нужно увидеть вот что. Экономические гуманитарные специальности имеют очень мало бюджетных мест. Отсюда конкурс очень большой – например, несколько лет назад у нас было 35 человека на место на специальность «управление персоналом СГУПС». Там было всего пять бюджетных мест. Или, допустим, на рекламу – 95 человек на место, потому что всего 5 бюджетных мест. На технических специальностях такого нет, там всегда много бюджетных мет – 50,70,100.   Если взять  инженерные специальности во всех вузах, то это будет заведомо выше, чем число поступивших на экономику, тем более на бюджетные места по экономике, которых вообще единицы.
- То есть, система работает от экзаменов до экзаменов в течение года….
- В течение нескольких лет. Если говорить о конкурсе 2,5 человека на место на естественные науки в НГУ, то стоит отметить качество конкурса – туда идут только те, кто способен и обладает соответствующими знаниями, это, как правило, выпускники физико-математических школ. Согласитесь, случайный человек на такие сложные специальности, как биология или физика, математика не пойдет. Туда идут люди уже мотивированные, обладающие крепкими знаниями, которые уже представляют, куда они пойдут работать после окончания института. Они заранее себя готовили,  с ними работали. Поэтому, если их меньше, это не значит, что ситуация на этих специальностях хуже – там идет отбор лучших среди подготовленных.
- Изменилось ли в этом году стоимость обучения на внебюджетных местах?
- Нет. Министерство образования в связи с принятием антикризисных мер еще в сентябре прошлого года  велело не повышать стоимость обучения. Максимум, что себе позволили вузы – увеличить стоимость обучения первого курса на коэффициент инфляции, и то не все – многие вузы оставили старые тарифы.
- Как вы относитесь к мнению, возникшему во время зачисления в вузы, о том, что не оправданными приоритетами при поступлении воспользовались льготники, которые заняли практически все бюджетные места без конкурса?
- У нас не было такой ситуации, когда приходилось бить тревогу. Все решалось в штатном режиме.
-То есть, такого массового явления, как покупка справок об инвалидности не было?
- Такого не было. Может быть, и был зафиксирован общий рост числа льготников, но это, скорее всего, опять же, объясняется снижением уровня «тройки», за счет чего увеличился общий поток поступающих. Это объективные обстоятельства – каждый, кто получил такую возможность, он ею и воспользовался.
- Изменилась ли география поступающих в Новосибирские вузы?
- Нет, география, как всегда - это СФО, районы области. То есть, все осталось на прежнем уровне. Ехать в другой регион сегодня проблематично. Шанс получить высшее образование в столичных городах всегда связан с деньгами. Новосибирск, практически, столичный – здесь проживание дорогое. Поэтому ждать особого притока не имеет смысла, однако тот, кто едет сюда – это люди, серьезно настроенные учиться, жить и работать здесь в дальнейшем. 
- Какое соотношение между поступившими на получение гуманитарных знаний и теми, кто выбрал изучение технических дисциплин?
- У нас процентов 50 с лишним – это экономика. Но это не значит, что экономика превалирует над другими дисциплинами. Каждый вуз готовит экономистов по своим отраслям, есть своя специфика. И часто экономистов железнодорожного транспорта не хотят брать экономистом в фирму, занимающуюся  приборостроением, потому что есть свои специфические различия.
   Я бы отметила, что в этом году все вузы хорошо работали с абитуриентами, рыночный принцип к поступающим выполнялся точно.   Если до этого вуз высокомерно относился к абитуриенту, то в этом году абитуриент был любимым потребителем образовательных услуг. В помещениях вузов были организованы места, где можно было попить воды или кофе, получить консультации специалистов, кроме того, выдавались сертификаты на участие в конкурсе по розыгрышу ноутбука среди тех, кто подал в комиссию подлинники документов с перового дня и больше никуда их не забирал. И дети получали приз именно за то, что оказались с первого дня верны выбранной профессии и выбору своего вуза. Это очень хорошие примеры, потому что абитуриент должен чувствовать к себе заинтересованное отношение. Если раньше подобное отношение демонстрировали только негосударственные вузы, которые о каждом человеке, начиная с абитуриентских времен и до выпуска, знали все: его родителей, как он учится. В этом году проявили себя таким образом и государственные вузы, а это дорогого стоит.

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>- А была ли возможность при поступлении сдачи дополнительных экзаменов экзаменационной комиссии? 
- Нет, ЕГЭ был обязательным для всех без всяких дополнительных экзаменов. В то же время, возможность сдачи дополнительных экзаменов была определена для некоторых вузов, но, к сожалению, это касалось только Москвы и Санкт-Петербурга, Новосибирские вузы в этот список не вошли.
- Но это же несправедливо, это ограничение  возможностей. Надо всем давать одинаковые шансы.
- В этом случае да, на мой взгляд, было бы правильно определить единый для всех набор экзаменов, а дальше уже человек выбирал бы специальность. Это бы касалось и гуманитарных и технических специальностей. Взять, к примеру,  Институт рекламы – там всегда был конкурс на специальность «реклама», но в этом году больше человек пошло на «маркетинг», как раз, из-за набора дисциплин. То есть, получилось, что выбор дисциплин, по которым в школе человек сдавал ЕГЭ, определил будущую профессию это не совсем верно. Казалось бы, он мог бы раздать подлинники хоть куда - ничего подобного, с этим набором он мог подать только на «маркетинг». Были нюансы с определением экзаменов. Только в феврале определился набор экзаменов на специальности, а подготовиться не успели. К примеру, была особенность  - к сочинению никто не готовился. Сначала определили один набор предметов по специальностям, а потом вдруг в нем выскочило сочинение, к нему оказались не готовы, поэтому не стали  выбирать – зачеркнув себе путь в эту специальность.

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>- Количество бюджетных мест не сократилось?
-Нет. Оно, может быть, перераспределилось. Например, тот же НГТУ за последние два года увеличил  количество бюджетных мест   на  самолетостроение, информационные технологии и нанотехнологии. Вуз отреагировал таким образом на изменение рынка труда. Потребовали такие специалисты и НГТУ поступил по-рыночному.  Они получили значительный карт-бланш, и все технические специальности исчисляются цифрами – 200,   150 мест.
- А как обстоят дела с трудоустройством выпускников?
- Ситуация с трудоустройством выпускников ничем не отличается от предыдущих лет, может быть, даже лучше, потому что у нас всегда не менее 4% людей было не трудоустроено. Это маленькая доля тех, кто, отучившись 5 лет, так и не понял – нужна ему эта специальность или нет. Сейчас как раз не трудоустроено 1 400 выпускников высшей школы. Из них большая доля из тех, кто уходит в армию, кто собирается родить или выйти замуж и часть тех, кто собирается продолжить учебу в аспирантуре. Плюс 4% тех, кто не понял, зачем им это образование.
- То есть, предсказания о том, что кризис повлияет на сокращение рабочих мест для выпускников этого года, не имеют  оснований?
- Те, кто к пятому курсу уже определился и знает свою профессию, уже работают или знают, куда устроятся. Существуют центры трудоустройства в вузах, и они работают. Никуда не делась система распределения в вузах, может быть, она действует не официально, но работодатель участвует в защитах дипломных проектов и выбирает себе лучших. 
- А какое количество выпускников пошло работать в НИИ?
- Нет, специально мы такую статистику не ведем. Но это практически все выпускники научных направлений НГУ, поскольку у них специальная подготовка для науки. Кроме того, многие специальности, связанные с приборостроением – СГГА хорошо готовит на эти направления. Хорошо идут в НИИ специалисты по оптоэлектронике. НГТУ имеет связь с ИНЯФом и Институтом полупроводников, куда поставляют своих выпускников. На мой взгляд, это те специалисты, которые входят в 60% специалистов, устроившихся по специальности.
- Какой был средний конкурс у вузов?
Хороший средний конкурс у СГГА, НГУ, НГТУ, СибАКс вышел на хорошие позиции по конкурсу и СГУПС. Все вузы имеют очень хорошие средние конкурсы:14,5 человек, 8, 9 человек на место. Но я хотела бы обратить внимание на то, что самые меньшие проблемы  у вузов, которые сами занимаются подготовкой будущих абитуриентов. К примеру, Архитектурно-художественная академия среди абитуриентов практически всегда имеет выпускников художественных школ. Почти никто не идет туда с улицы, это не имеет смысла. Они  с младших классов занимаются в специальных школах. Кроме того, когда вуз  дает основы профессии, участвует в подготовке будущих абитуриентов, то  в этом случае отбор проходит более качественно.  Такая система уже 50 лет существует в физматшколе НГУ, это точно работает. Все творческие вузы однозначно имеют дополнительное профильное образование в школе.
- Вы хотите сказать, что в консерваторию никогда не поступили бы люди, которые не знают нот?
- Ну, может быть, какой-нибудь самородок, типа  Фроси Бурлаковой. Это та история, которая возможна, но очень редко. Если речь касается природного таланта. Речь идет о подготовке специалистов с пеленок, и чтобы потом этот талант не потерялся. Если у вуза есть такая система, то проблем с набором у него никогда не будет. НГУ – это классический вариант. СГГА имеет свой оптический лицей. НГТУ имеет свой инженерный лицей. Архитектурно-художественная академия заранее  пестует целую сеть художественных школ. Сейчас у нас есть проект разработки моделей профессиональных школ: педагогических, инженерных экономических, естественнонаучных.  Мы этот список еще расширим, чтобы вузы смогли подумать, каким образом войти в  школу и подтянуть к себе тех детей, которые более мотивированы, и даже если он не отличник и не медалист, но он знает, что хочет получить именно эту профессию.
- По логике получается, что выпускники лицеев и гимназий тоже имели преимущества при поступлении в вуз?
- Потому что они были более подготовленными. Как-то раз на встрече  с родителями школьников я сказала, что хорошо было бы, чтобы каждый сначала получил инженерную профессию, а потом уже все другие. Кроме того, я рассказала, на какие специальности можно поступать при выборе школьниками определенных дисциплин, одна из мам после этого спросила: а почему вы нам раньше такого не говорили? С ними надо обязательно разговаривать, это должен делать в первую очередь вуз. Показывать связь с работодателем, показывать индивидуальные перспективы. Может, поэтому мы и со студентами стали работать по-другому: если раньше был день открытых дверей вуза или предприятия, то теперь мы делаем день открытых дверей предприятия в вузе.  Например, промышленные предприятия  в НГТУ делают выставку, презентацию с демонстрацией – какие социальные условия, карьерные возможности и зарплата ожидает их потенциальных сотрудников. Работать надо всем вместе.  
  

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>  

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>   


Arial<#two#>>   Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>   В этом году  в вузы было подано  более 25 тысяч заявлений на  16 тысяч студентов мест. Основой образовательного комплекса по-прежнему являются крупные государственные вузы, на коммерческие приходится лишь 10% мест. В отличие от некоторых российских регионов, где в некоторых вузах не удалось даже заполнить бюджетные места, у нас такой проблемы не возникло.  Даже негосударственные вузы у нас набрали достаточное количество студентов. В Новосибирске высшее образование всегда ценилось, а нынче еще было позволено попасть в вузы всем тем, кто в школе достиг рубежа  «тройки», -  такого не было никогда.
- Поясните, пожалуйста, насчет «тройки»…
- Министерство определяет шкалу оценок по ЕГЭ, по каждой дисциплине.  К примеру, для получения «тройки» по какому-то предмету, необходимо было набрать 40 баллов.  Традиционно, вузы предъявляют к абитуриентам более высокие требования, чем в школе, но в этом году приемные комиссии приняли министерскую шкалу оценки знаний. В результате все, кто получил в школе «тройку», получили возможность подать документы на поступление. И, если раньше вуз устанавливал предельно допустимую планку для поступающих не ниже 60 баллов, то сейчас опустил ее до 40, то есть, порог «тройки» оказался одинаковым и для школы, и для вуза – такое решение приняло Минобразования. Таким образом, увеличился диапазон учащихся. Однако отбор все равно был, и это позволило усилить конкурс.
- Какие специальности оказались менее популярными, а какие более востребованными?
- Если в СГГА на специальность «экономика» было 120 человек, то на технические специальности конкурс – 4,5 человека на место. НГУ – 45 человек на иняз и 2,5 человека на место – на естественнонаучные дисциплины. Не изменилось ничего. Примерно такая же картина была и в прошлом году. Но, в этом резком различии нужно увидеть вот что. Экономические гуманитарные специальности имеют очень мало бюджетных мест. Отсюда конкурс очень большой – например, несколько лет назад у нас было 35 человека на место на специальность «управление персоналом СГУПС». Там было всего пять бюджетных мест. Или, допустим, на рекламу – 95 человек на место, потому что всего 5 бюджетных мест. На технических специальностях такого нет, там всегда много бюджетных мет – 50,70,100.   Если взять  инженерные специальности во всех вузах, то это будет заведомо выше, чем число поступивших на экономику, тем более на бюджетные места по экономике, которых вообще единицы.
- То есть, система работает от экзаменов до экзаменов в течение года….
- В течение нескольких лет. Если говорить о конкурсе 2,5 человека на место на естественные науки в НГУ, то стоит отметить качество конкурса – туда идут только те, кто способен и обладает соответствующими знаниями, это, как правило, выпускники физико-математических школ. Согласитесь, случайный человек на такие сложные специальности, как биология или физика, математика не пойдет. Туда идут люди уже мотивированные, обладающие крепкими знаниями, которые уже представляют, куда они пойдут работать после окончания института. Они заранее себя готовили,  с ними работали. Поэтому, если их меньше, это не значит, что ситуация на этих специальностях хуже – там идет отбор лучших среди подготовленных.
- Изменилось ли в этом году стоимость обучения на внебюджетных местах?
- Нет. Министерство образования в связи с принятием антикризисных мер еще в сентябре прошлого года  велело не повышать стоимость обучения. Максимум, что себе позволили вузы – увеличить стоимость обучения первого курса на коэффициент инфляции, и то не все – многие вузы оставили старые тарифы.
- Как вы относитесь к мнению, возникшему во время зачисления в вузы, о том, что не оправданными приоритетами при поступлении воспользовались льготники, которые заняли практически все бюджетные места без конкурса?
- У нас не было такой ситуации, когда приходилось бить тревогу. Все решалось в штатном режиме.
-То есть, такого массового явления, как покупка справок об инвалидности не было?
- Такого не было. Может быть, и был зафиксирован общий рост числа льготников, но это, скорее всего, опять же, объясняется снижением уровня «тройки», за счет чего увеличился общий поток поступающих. Это объективные обстоятельства – каждый, кто получил такую возможность, он ею и воспользовался.
- Изменилась ли география поступающих в Новосибирские вузы?
- Нет, география, как всегда - это СФО, районы области. То есть, все осталось на прежнем уровне. Ехать в другой регион сегодня проблематично. Шанс получить высшее образование в столичных городах всегда связан с деньгами. Новосибирск, практически, столичный – здесь проживание дорогое. Поэтому ждать особого притока не имеет смысла, однако тот, кто едет сюда – это люди, серьезно настроенные учиться, жить и работать здесь в дальнейшем. 
- Какое соотношение между поступившими на получение гуманитарных знаний и теми, кто выбрал изучение технических дисциплин?
- У нас процентов 50 с лишним – это экономика. Но это не значит, что экономика превалирует над другими дисциплинами. Каждый вуз готовит экономистов по своим отраслям, есть своя специфика. И часто экономистов железнодорожного транспорта не хотят брать экономистом в фирму, занимающуюся  приборостроением, потому что есть свои специфические различия.
   Я бы отметила, что в этом году все вузы хорошо работали с абитуриентами, рыночный принцип к поступающим выполнялся точно.   Если до этого вуз высокомерно относился к абитуриенту, то в этом году абитуриент был любимым потребителем образовательных услуг. В помещениях вузов были организованы места, где можно было попить воды или кофе, получить консультации специалистов, кроме того, выдавались сертификаты на участие в конкурсе по розыгрышу ноутбука среди тех, кто подал в комиссию подлинники документов с перового дня и больше никуда их не забирал. И дети получали приз именно за то, что оказались с первого дня верны выбранной профессии и выбору своего вуза. Это очень хорошие примеры, потому что абитуриент должен чувствовать к себе заинтересованное отношение. Если раньше подобное отношение демонстрировали только негосударственные вузы, которые о каждом человеке, начиная с абитуриентских времен и до выпуска, знали все: его родителей, как он учится. В этом году проявили себя таким образом и государственные вузы, а это дорогого стоит.

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>- А была ли возможность при поступлении сдачи дополнительных экзаменов экзаменационной комиссии? 
- Нет, ЕГЭ был обязательным для всех без всяких дополнительных экзаменов. В то же время, возможность сдачи дополнительных экзаменов была определена для некоторых вузов, но, к сожалению, это касалось только Москвы и Санкт-Петербурга, Новосибирские вузы в этот список не вошли.
- Но это же несправедливо, это ограничение  возможностей. Надо всем давать одинаковые шансы.
- В этом случае да, на мой взгляд, было бы правильно определить единый для всех набор экзаменов, а дальше уже человек выбирал бы специальность. Это бы касалось и гуманитарных и технических специальностей. Взять, к примеру,  Институт рекламы – там всегда был конкурс на специальность «реклама», но в этом году больше человек пошло на «маркетинг», как раз, из-за набора дисциплин. То есть, получилось, что выбор дисциплин, по которым в школе человек сдавал ЕГЭ, определил будущую профессию это не совсем верно. Казалось бы, он мог бы раздать подлинники хоть куда - ничего подобного, с этим набором он мог подать только на «маркетинг». Были нюансы с определением экзаменов. Только в феврале определился набор экзаменов на специальности, а подготовиться не успели. К примеру, была особенность  - к сочинению никто не готовился. Сначала определили один набор предметов по специальностям, а потом вдруг в нем выскочило сочинение, к нему оказались не готовы, поэтому не стали  выбирать – зачеркнув себе путь в эту специальность.

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>- Количество бюджетных мест не сократилось?
-Нет. Оно, может быть, перераспределилось. Например, тот же НГТУ за последние два года увеличил  количество бюджетных мест   на  самолетостроение, информационные технологии и нанотехнологии. Вуз отреагировал таким образом на изменение рынка труда. Потребовали такие специалисты и НГТУ поступил по-рыночному.  Они получили значительный карт-бланш, и все технические специальности исчисляются цифрами – 200,   150 мест.
- А как обстоят дела с трудоустройством выпускников?
- Ситуация с трудоустройством выпускников ничем не отличается от предыдущих лет, может быть, даже лучше, потому что у нас всегда не менее 4% людей было не трудоустроено. Это маленькая доля тех, кто, отучившись 5 лет, так и не понял – нужна ему эта специальность или нет. Сейчас как раз не трудоустроено 1 400 выпускников высшей школы. Из них большая доля из тех, кто уходит в армию, кто собирается родить или выйти замуж и часть тех, кто собирается продолжить учебу в аспирантуре. Плюс 4% тех, кто не понял, зачем им это образование.
- То есть, предсказания о том, что кризис повлияет на сокращение рабочих мест для выпускников этого года, не имеют  оснований?
- Те, кто к пятому курсу уже определился и знает свою профессию, уже работают или знают, куда устроятся. Существуют центры трудоустройства в вузах, и они работают. Никуда не делась система распределения в вузах, может быть, она действует не официально, но работодатель участвует в защитах дипломных проектов и выбирает себе лучших. 
- А какое количество выпускников пошло работать в НИИ?
- Нет, специально мы такую статистику не ведем. Но это практически все выпускники научных направлений НГУ, поскольку у них специальная подготовка для науки. Кроме того, многие специальности, связанные с приборостроением – СГГА хорошо готовит на эти направления. Хорошо идут в НИИ специалисты по оптоэлектронике. НГТУ имеет связь с ИНЯФом и Институтом полупроводников, куда поставляют своих выпускников. На мой взгляд, это те специалисты, которые входят в 60% специалистов, устроившихся по специальности.
- Какой был средний конкурс у вузов?
Хороший средний конкурс у СГГА, НГУ, НГТУ, СибАКс вышел на хорошие позиции по конкурсу и СГУПС. Все вузы имеют очень хорошие средние конкурсы:14,5 человек, 8, 9 человек на место. Но я хотела бы обратить внимание на то, что самые меньшие проблемы  у вузов, которые сами занимаются подготовкой будущих абитуриентов. К примеру, Архитектурно-художественная академия среди абитуриентов практически всегда имеет выпускников художественных школ. Почти никто не идет туда с улицы, это не имеет смысла. Они  с младших классов занимаются в специальных школах. Кроме того, когда вуз  дает основы профессии, участвует в подготовке будущих абитуриентов, то  в этом случае отбор проходит более качественно.  Такая система уже 50 лет существует в физматшколе НГУ, это точно работает. Все творческие вузы однозначно имеют дополнительное профильное образование в школе.
- Вы хотите сказать, что в консерваторию никогда не поступили бы люди, которые не знают нот?
- Ну, может быть, какой-нибудь самородок, типа  Фроси Бурлаковой. Это та история, которая возможна, но очень редко. Если речь касается природного таланта. Речь идет о подготовке специалистов с пеленок, и чтобы потом этот талант не потерялся. Если у вуза есть такая система, то проблем с набором у него никогда не будет. НГУ – это классический вариант. СГГА имеет свой оптический лицей. НГТУ имеет свой инженерный лицей. Архитектурно-художественная академия заранее  пестует целую сеть художественных школ. Сейчас у нас есть проект разработки моделей профессиональных школ: педагогических, инженерных экономических, естественнонаучных.  Мы этот список еще расширим, чтобы вузы смогли подумать, каким образом войти в  школу и подтянуть к себе тех детей, которые более мотивированы, и даже если он не отличник и не медалист, но он знает, что хочет получить именно эту профессию.
- По логике получается, что выпускники лицеев и гимназий тоже имели преимущества при поступлении в вуз?
- Потому что они были более подготовленными. Как-то раз на встрече  с родителями школьников я сказала, что хорошо было бы, чтобы каждый сначала получил инженерную профессию, а потом уже все другие. Кроме того, я рассказала, на какие специальности можно поступать при выборе школьниками определенных дисциплин, одна из мам после этого спросила: а почему вы нам раньше такого не говорили? С ними надо обязательно разговаривать, это должен делать в первую очередь вуз. Показывать связь с работодателем, показывать индивидуальные перспективы. Может, поэтому мы и со студентами стали работать по-другому: если раньше был день открытых дверей вуза или предприятия, то теперь мы делаем день открытых дверей предприятия в вузе.  Например, промышленные предприятия  в НГТУ делают выставку, презентацию с демонстрацией – какие социальные условия, карьерные возможности и зарплата ожидает их потенциальных сотрудников. Работать надо всем вместе.  
  

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>  

Tahoma<#two#> size=<#two#>3<#two#>>   



Читайте также