Сибкрай.ru

Вымогательства и драки в роте Сагитова были обычным явлением

В роте погибшего после издевательств сослуживцев курсанта Радмира Сагитова нарушения дисциплины — вымогательства, мат и драки — были нередким явлением. Об этом рассказал на допросе в суде командир роты майор Денис Горбульков. Как сообщает межрегиональная правозащитная ассоциация «АГОРА», в своих показания майор Горбульков пояснил, что в 2007 году в училище впервые приняли так много молодых ребят из Южной, Северной Осетии и Абхазии — 25 человек на курс. Как он объяснил в суде, принимали их без экзаменов, результаты психологического тестирования командирам не предоставили, якобы для того, чтобы не возникло предвзятого отношения к курсантам. Горбульков рассказал, что некоторые из прибывших ребят задирали других курсантов, на команды начальников не реагировали и лично его, майора, оскорбляли матом. «Об этом бардаке, фактах вымогательства денег и драках, тотальном неподчинении Горбульков рассказывал в суде настолько обыденно, что сложилось стойкое ощущение — это была норма жизни роты, — сообщила в ассоциацию «АГОРА» представитель семьи Сагитовых, адвокат Марина Бунькова. В суде Горбульков, как и на следствии, продолжал настаивать, что не видел фактов насилия над Сагитовым и следов побоев на нем. «Майор Горбульков подвел итог своей речи, заявив, что он делал все, что от него зависело, и не считает себя виноватым в случившемся с Сагитовым», — рассказывает адвокат. - У десятка курсантов, которых допрашивают в суде, практически отказала память, — отметила адвокат Бунькова. — Многие свидетели-курсанты производят впечатление запуганных и растерянных птенцов. Особенно память их подводит, когда речь заходит о незаконных действиях шестерых обвиняемых, которые находятся не в следственном изоляторе. Считаю, что на свидетелей оказывается давление.

Напомним, на скамье подсудимых — курсанты Марат Бекоев, Дмитрий Короев, Автандил Гиголаев, Тимур Багиев, Хетаг Чехоев, Виктор Петров, Аляс Пилия, старший сержант Сергей Панжев, младшие сержанты Денис Хагба и Николай Болатаев. Основная статья, по которой обвиняются подсудимые курсанты, — часть 3 статьи 335 УК РФ (повлекшие тяжкие последствия нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенные группой лиц по предварительного сговору). Санкция этой статьи предусматривает до 10 лет лишения свободы. Сержанты обвиняются также в превышении должностных полномочий с применением насилия по части 3 статьи 286 УК РФ. Подсудимые обвиняются по ряду преступлений в училище — по делу вместе с покойным Сагитовым проходят еще 7 потерпевших.
В роте погибшего после издевательств сослуживцев курсанта Радмира Сагитова нарушения дисциплины — вымогательства, мат и драки — были нередким явлением. Об этом рассказал на допросе в суде командир роты майор Денис Горбульков. Как сообщает межрегиональная правозащитная ассоциация «АГОРА», в своих показания майор Горбульков пояснил, что в 2007 году в училище впервые приняли так много молодых ребят из Южной, Северной Осетии и Абхазии — 25 человек на курс. Как он объяснил в суде, принимали их без экзаменов, результаты психологического тестирования командирам не предоставили, якобы для того, чтобы не возникло предвзятого отношения к курсантам. Горбульков рассказал, что некоторые из прибывших ребят задирали других курсантов, на команды начальников не реагировали и лично его, майора, оскорбляли матом. «Об этом бардаке, фактах вымогательства денег и драках, тотальном неподчинении Горбульков рассказывал в суде настолько обыденно, что сложилось стойкое ощущение — это была норма жизни роты, — сообщила в ассоциацию «АГОРА» представитель семьи Сагитовых, адвокат Марина Бунькова. В суде Горбульков, как и на следствии, продолжал настаивать, что не видел фактов насилия над Сагитовым и следов побоев на нем. «Майор Горбульков подвел итог своей речи, заявив, что он делал все, что от него зависело, и не считает себя виноватым в случившемся с Сагитовым», — рассказывает адвокат. - У десятка курсантов, которых допрашивают в суде, практически отказала память, — отметила адвокат Бунькова. — Многие свидетели-курсанты производят впечатление запуганных и растерянных птенцов. Особенно память их подводит, когда речь заходит о незаконных действиях шестерых обвиняемых, которые находятся не в следственном изоляторе. Считаю, что на свидетелей оказывается давление.

Напомним, на скамье подсудимых — курсанты Марат Бекоев, Дмитрий Короев, Автандил Гиголаев, Тимур Багиев, Хетаг Чехоев, Виктор Петров, Аляс Пилия, старший сержант Сергей Панжев, младшие сержанты Денис Хагба и Николай Болатаев. Основная статья, по которой обвиняются подсудимые курсанты, — часть 3 статьи 335 УК РФ (повлекшие тяжкие последствия нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенные группой лиц по предварительного сговору). Санкция этой статьи предусматривает до 10 лет лишения свободы. Сержанты обвиняются также в превышении должностных полномочий с применением насилия по части 3 статьи 286 УК РФ. Подсудимые обвиняются по ряду преступлений в училище — по делу вместе с покойным Сагитовым проходят еще 7 потерпевших.


Читайте также