Сибкрай.ru

Жительнице Новосибирска заплатят полмиллиона рублей за падение в колодец

В августе 2005 года женщина ехала на маршрутке и из-за духоты в салоне почувствовала приступ тошноты. По просьбе пассажирки водитель остановил автомобиль и высадил ее на повороте. Ольга Михайлова вышла на свежий воздух, отдышалась, сделала шаг в сторону тротуара и – неожиданно полетела в открытый ливневый коллектор на глубину семь метров. - Затем была резкая боль, - рассказывает корреспонденту Сибкрай.ru пострадавшая, - у меня оказались сломаны обе ноги. Я упала на бетонные горячие трубы, но сознание не потеряла. Если бы это случилось, то сейчас я бы с вами уже не разговаривала. Я не могла пошевельнуться. Кругом мрак. Пробовала звать на помощь, но меня никто не слышал. Все-таки глубина семь метров! Силы были на исходе. Я давала себе передохнуть и снова кричала. Примерно через час меня услышали двое мужчин. Наконец, приехали спасатели и скорая помощь. Потом были тяжелые операции, дорогостоящее лечение… При падении Ольга Михайлова получила сложный перелом обеих ног. Кости оказались раздроблены, их пришлось собирать по кусочкам. Вместо пяточной кости пострадавшей сделали имплантат, который не прижился. Сейчас Ольге Александровне нужна еще одна операция, уже третья по счету. Самым сложным оказалось выяснить истинного владельца открытого коллектора. На это ушло три года разбирательств! В результате ответчиками в суде выступили сразу четыре организации: завод химконцентратов, «Гормост», департамент транспорта и дорожного благоустройства мэрии и сама мэрия. Ни один из ответчиков сегодня так и не признал за собой вины. Каждый перекладывает ее на другого, и утверждает, что не имеет к открытому колодцу никакого отношения. Представитель завода химконцентратов в суде заявлял, что ливневый коллектор на улице Авиастроителей раньше находился на балансе их предприятия, но им никогда не пользовались. С 90-х годов прошлого века НЗХК пытался передать этот коллектор под крыло муниципалитета, но тот отказывался принимать разрушенный временем и дорогами объект. Споры идут по сей день. Кроме владельца колодца, суду предстояло установить, кто именно отвечает за то, чтобы колодцы были закрыты. - Моя подзащитная не требовала какой-то запредельной суммы, - говорит адвокат истицы Екатерина Усова, - все ее денежные претензии подтверждены необходимыми документами и кассовыми чеками. Основную сумму иска составляет моральный ущерб. Ольга Александровна оценила свои нравственные страдания в 800 тысяч рублей. Много денег ушло на лечение и реабилитацию. Кроме того, пострадавшая долгое время не могла трудиться по специальности и в итоге потеряла в заработке. Наши требования вполне законны. Судебный процесс длился больше года. В итоге суд признал ответчиком только одну организацию из четырех—завод химконцентратов. При решению суда НЗХК обязан выплатить Ольге Михайловой триста тысяч рублей в качестве возмещения морального вреда и еще около двухсот тысяч за материальный ущерб—столько пострадавшая потратила на лечение. - Я удовлетворена решением суда, - говорит Ольга Михайлова, - оно вполне справедливо. Однако представители НЗХК другого мнения и собираются обжаловать решение.

В августе 2005 года женщина ехала на маршрутке и из-за духоты в салоне почувствовала приступ тошноты. По просьбе пассажирки водитель остановил автомобиль и высадил ее на повороте. Ольга Михайлова вышла на свежий воздух, отдышалась, сделала шаг в сторону тротуара и – неожиданно полетела в открытый ливневый коллектор на глубину семь метров. - Затем была резкая боль, - рассказывает корреспонденту Сибкрай.ru пострадавшая, - у меня оказались сломаны обе ноги. Я упала на бетонные горячие трубы, но сознание не потеряла. Если бы это случилось, то сейчас я бы с вами уже не разговаривала. Я не могла пошевельнуться. Кругом мрак. Пробовала звать на помощь, но меня никто не слышал. Все-таки глубина семь метров! Силы были на исходе. Я давала себе передохнуть и снова кричала. Примерно через час меня услышали двое мужчин. Наконец, приехали спасатели и скорая помощь. Потом были тяжелые операции, дорогостоящее лечение… При падении Ольга Михайлова получила сложный перелом обеих ног. Кости оказались раздроблены, их пришлось собирать по кусочкам. Вместо пяточной кости пострадавшей сделали имплантат, который не прижился. Сейчас Ольге Александровне нужна еще одна операция, уже третья по счету. Самым сложным оказалось выяснить истинного владельца открытого коллектора. На это ушло три года разбирательств! В результате ответчиками в суде выступили сразу четыре организации: завод химконцентратов, «Гормост», департамент транспорта и дорожного благоустройства мэрии и сама мэрия. Ни один из ответчиков сегодня так и не признал за собой вины. Каждый перекладывает ее на другого, и утверждает, что не имеет к открытому колодцу никакого отношения. Представитель завода химконцентратов в суде заявлял, что ливневый коллектор на улице Авиастроителей раньше находился на балансе их предприятия, но им никогда не пользовались. С 90-х годов прошлого века НЗХК пытался передать этот коллектор под крыло муниципалитета, но тот отказывался принимать разрушенный временем и дорогами объект. Споры идут по сей день. Кроме владельца колодца, суду предстояло установить, кто именно отвечает за то, чтобы колодцы были закрыты. - Моя подзащитная не требовала какой-то запредельной суммы, - говорит адвокат истицы Екатерина Усова, - все ее денежные претензии подтверждены необходимыми документами и кассовыми чеками. Основную сумму иска составляет моральный ущерб. Ольга Александровна оценила свои нравственные страдания в 800 тысяч рублей. Много денег ушло на лечение и реабилитацию. Кроме того, пострадавшая долгое время не могла трудиться по специальности и в итоге потеряла в заработке. Наши требования вполне законны. Судебный процесс длился больше года. В итоге суд признал ответчиком только одну организацию из четырех—завод химконцентратов. При решению суда НЗХК обязан выплатить Ольге Михайловой триста тысяч рублей в качестве возмещения морального вреда и еще около двухсот тысяч за материальный ущерб—столько пострадавшая потратила на лечение. - Я удовлетворена решением суда, - говорит Ольга Михайлова, - оно вполне справедливо. Однако представители НЗХК другого мнения и собираются обжаловать решение.


Читайте также