Сибкрай.ru

Хамон, эврибади: как малый бизнес выживает своими силами

Хамон, эврибади: как малый бизнес выживает своими силами

Малый бизнес в сфере сельского хозяйства в Новосибирской области пытается встать на ноги – 172 предприятия с шестью тысячами сотрудников функционируют на данный момент в регионе. По данным Новосибирскстата, средняя зарплата рабочих, связанных с малым бизнесом в сельском хозяйстве составляет 17 тысяч рублей в месяц. Из-за сложностей с кредитами, налоговых сборов, постоянного госконтроля и, порой, невежества в вопросах господдержки предприниматели приходят к банкротству. Тенденция, связанная с открытием и закрытием индивидуальных предприятий, выглядит так: за год в России закрылось около девяти тысяч, а открылось около семи. В таких условиях предприятия ищут альтернативные варианты для выживания. Один из них – способ коллективного финансирования, краудфандинг. Работает такой бизнес и в сфере сельского хозяйства.

Для развития малого бизнеса в России пытаются вводить льготное кредитование и субсидирование процентных ставок. Однако для многих малых предприятий получить кредит – проблема, банки не всегда идут навстречу. По данным индекса опоры RSBI, в конце 2017 года только 8% компаний малого бизнеса смогли получить кредит в банке – процент отказов превышает 50%. Изучила господдержку кредитования малого бизнеса и Счетная палата. По данным ведомства, в России сократился объем кредитования и почти не работает гарантийная система. 

Росстат также выяснил, что малый бизнес в России почти не пользуется государственной поддержкой, потому что мало о ней знает. Мерами поддержки пользуются 2% малых предприятий и 3,1% индивидуальных предпринимателей. Около трети исследуемых субъектов знают о том, что господдержка есть, но условиями ее получения не владеют. На федеральном, региональном и местном уровнях действует более 500 программ, однако не все предприниматели владеют информацией о них, не знают, куда обращаться и соответствуют ли они критериям. Так, в некоторых регионах, которые проверяла Счетная палата, на поддержку малого и среднего бизнеса с 2014 по 2017 год из федерального бюджета было выделено 34 миллиарда рублей, а в бюджетной отчетности отражено только девять миллиардов. 

Кроме того, официальный уровень налоговой нагрузки, которую публикует ФНС, находится на отметках до 10%. Проверками бизнеса занимаются около 40 ведомств. Существует более 140 видов госконтроля. Все это повышает нагрузку на малый бизнес, издержки растут, а спрос остается небольшим. В таких условиях притеснения малого бизнеса, многие индивидуальные предприниматели надеются только на свои силы. 

Алексей Крестьянов работает над производством хамона – сыровяленого свиного окорока, испанского национального деликатеса. Начинал Крестьянов с приготовления одной ноги – просто ради интереса. Сейчас он строит первый в России цех по производству хамона, в камере его дома несколько десятков вяленых свиных ног.

хамон12.JPG

Крестьянов долгое время до прихода к хамону занимался изготовлением различных изделий из мяса – готовил грудинки, колбасы и выкладывал результаты на свою страницу в соцсети. Однако такое вяленое мясо долго храниться не может, его нужно употреблять почти сразу. Хамон же имеет свойство храниться до двух лет. Причем первая стадия его готовности начинается с семи месяцев (сыровяленый хамон вида Curado), вторая стадия с девяти (хамон Reserva) и третья стадия – после года (хамон Bodega).  

«Идея бизнеса возникла в 2014 году, во время начала санкций, – рассказал корреспонденту Сибкрай.ru Алексей Крестьянов. – Я заинтересовался производством импортного мяса и попробовал сделать первую ножку по специальному рецепту. Сначала я много читал, смотрел ролики португальцев, испанцев. Потом видоизменил рецепт, разработал свой личный и оставил переднюю ногу на год. С виду – каменная, совсем не для употребления. Но когда мы ее вскрыли, попробовали, то поняли, что это не хуже, чем испанский хамон». 

хамон2.JPG

Развивается бизнес Крестьянова с помощью краудфандинга. Сейчас в проекте «Сибирский хамон» состоят около 70 человек. В основном все инвесторы – знакомые Крестьянова и знакомые его знакомых. География поставок хамона за это время разрослась с помощью сарафанного радио – инвесторы есть в Москве, Санкт-Петербурге и Крыму. Суть их вложений в том, что заинтересованные покупают две свиные ноги и отдают за них пять тысяч рублей. Крестьянов делает хамон, отдает один готовый продукт заказчику, а второй оставляет себе. 

«Проект именно такого вида зародился у нас еще на начальном этапе, – пояснил Крестьянов. – Когда у меня получился первый хамон, я собрал друзей и предложил им производство. Мой друг Рубен загорелся этой идеей. Решили, что он берет две ноги, я делаю хамон и мы делим готовый продукт пополам. Так родился проект «Нога Рубена». Потом другие узнали об этом и тоже захотели поучаствовать в проекте «Нога Рубена». Но уже была «Нога Сергея», «Нога Ольги» и «Нога Игоря». Поэтому название решили поменять. Так родился «Сибирский хамон».   

хамон10.JPG

С первыми сложностями Крестьянов столкнулся на этапе приобретения сырья – крестьянско-фермерские хозяйства были не готовы продавать обрезанные ноги, без лишнего мяса. Они предлагали тушу, полтуши и четверть туши. Только через некоторое время своими усилиями Алексей Крестьянов смог выйти на «Кудряшовский мясокомбинат», заключить с ними договор на правах индивидуального предпринимателя и запустить свое производство.
 
Остальные проблемы предприниматель также решает самостоятельно – сейчас он своими руками обустраивает цех в гараже загородного дома. Кредит ему взять удалось, все средства уходят на материалы, которые приходится брать по акциям. Особую сложность составляет необходимость следовать всем санитарным нормам и требованиям. В небольшом цехе строятся две морозильные камеры, помещение для упаковки, раздевалка, туалет, душ. 

хамон8.JPG

«Никаких доходов я сейчас не имею, все, что приходит – уходит в строительство, – объясняет Крестьянов. – Первую очередь закончу уже на следующей неделе. Много пришлось отдать за морозильный аппарат и за решение проблемы с электричеством. Электричество в цехе должно быть отдельным, с отдельным счетчиком, со своими тарифами, потому что помещение нежилое. Но ради своей «творческой лаборатории» можно постараться. Ведь все известные компании начинали в гараже. Apple, Amazon, а теперь будет и «Сибирский хамон».

Все проблемы, которые связаны с финансами, Крестьянов проблемами не считает – это просто «временные трудности» и «расходный материал». Так, из-за жаркого лета в прошлом году в его камере испортились 18 ног. Все расходы инвесторам Крестьянов возместил из личных средств. 

В прошлом году предприниматель каждый месяц солил от 12 до 16 ног. Продукт он делает с запасом, потому что интересующиеся хамоном появляются регулярно. Сейчас он зарегистрировал свою продукцию в Росреестре и расширяет предложение – в камере находится линия подкопченного мяса, линия вяленого и линия мяса с благородной плесенью, которую прислали испанские коллеги. 

хамон5.JPG

Спрос на продукцию пока ограниченный из-за того, что нет рекламы. Последней Крестьянов пока заниматься не хочет, потому что достаточного количества продукции он пока не имеет. 

«На меня уже выходили некоторые магазины – «Бахетле», «Лента», «Добрянка», – комментирует Крестьянов. – Но у меня нет необходимого количества. Не буду же я им десять штук поставлять. Я пока могу маленькими эксклюзивными порциями поставлять в рестораны, например. Но мы находимся уже на уровне подготовки к промышленному производству. С проектировщиками вели переговоры, набросали эскизный план завода на 500 квадратных метров, где будет готовиться 20 тонн хамона в год. Тогда можем всю Россию обеспечить хамоном, импортозамещение сделать».
 
Предприниматель уверен, что сибирский хамон может быть ничем не хуже заграничного. На дегустациях потребители отмечают, что вкус у сибирского и испанского хамона разный, но определить, какой лучше – сложно. Крестьянов считает, что «Сибирский хамон» уже может вступить в конкуренцию. По цене новосибирский продукт дешевле – за килограмм нужно отдать полторы тысячи рублей, а за ногу – около десяти. Импортный хамон стоит около пяти тысяч за килограмм, вся нога – около 30. 

хамон13.JPG

Поддержка Крестьянова на областном уровне заключается только в одобрении. Ему предлагают места на выставках о достижениях сельского хозяйства области, например, на «Агросибе». Также ему предложили бизнес-инкубатор на выгодных условиях. Однако бизнес-инкубатор – это только помещение, без оборудования и приспособлений, как гараж Крестьянова на первом этапе ремонта. Причем помещение предложили предпринимателю  только на срок до трех лет. 

хамон14.JPG

По данным Новосибирскстата, число малых предприятий в 2018 году в регионе составляет 6057. В них работают более 160 тысяч человек со средней заплатой в 24 тысячи рублей. В соответствии со статистическими данными Росстата, с 1993 года на период конца 2017 – начала 2018 годов, прекратили свое существование порядка 600 тысяч индивидуальных предприятий. Сравнивая статистические цифры за 2017 год, можно установить, что количество закрытых предприятий больше, чем количество открытых за тот же период. 

Росстат отмечает, что около 30% микропредприятий закрылись по причине банкротства – они не справляются с экономическими условиями в стране, не могут в условиях инфляции исполнять свои обязательства перед кредиторами и государственными налоговыми органами.